События

Оказалось, что в деле по трагедии на озере Сямозеро есть очень сомнительная экспертиза

17.12.2018 Руна 5675 https://runaruna.ru/25205/

В Петрозаводском городском суде возобновилось судебное следствие по трагедии на озере Сямозеро в июне 2016 года, когда во время водного похода погибли 14 детей.

Сегодня с утра стороны должны были приступить к прениям, но прокуроры решили допросить еще двух человек. Это и стало причиной возобновления следствия. Так, в суде выступил эксперт, экспертиза которого легла в основу уголовного дела. Этот человек и его коллега устанавливали объем оказываемых услуг парк-отелем «Сямозеро».

— Вашего опыта и знаний было достаточно для тех ответов, которые поставил перед вами следователь? — поинтересовалась прокурор.

Эксперт ответил утвердительно. Еще он сообщил о трех высших образованиях (инженера-геолога, тренера по спорту и эксперта в сфере строительства) и 16 годах стажа. А потом его начала допрашивать сторона защиты. Вот тут-то и начали всплывать разные интересные факты. Например, что хоть они с коллегой и проводили комплексную экспертизу, проведена она была как комиссионная, и разграничить, какой эксперт на какой вопрос отвечал, невозможно.

На вопрос, какими из своих знаний, исходя из перечисленных образований, он пользовался в той части работы, где требовалось определить соответствие предоставляемых лагерем услуг санитарным нормам и правилам, эксперт ответил, что получил информацию путем изучения материалов дела.

— Получить информацию путем изучения материалов дела может любой, — отметил защитник Коваленко. — Какие знания вы применили при ответах на вопросы, касающиеся соответствия услуг санитарным нормам и правилам?

Но прямого ответа на вопрос адвокат так и не получил. Эксперт начал ему рассказывать про то, что когда-то делал какую-то экспертизу по утонувшему мальчику и еще что-то про экологию.

Защитники обратили внимание эксперта на то, что в своей работе он умудрился давать правовую оценку действиям подсудимых (из его пояснений можно было понять, что так поступал в силу своего очень широкого и большого опыта работы), при этом не потрудился дать развернуто исследовательскую часть. На вопрос: «Почему?» прозвучал шикарный ответ:

— Как-то так получилось.

Эксперт сообщил, что изучал документы, в которых были написаны должностные обязанности подсудимых, но не помнит, были ли в тех документах все необходимые подписи, и не знает, обращал ли он на этот момент внимания.

— Есть ли у вас образование по специальности медико-профилактическое дело? — уточнил у эксперта защитник Людмилы Котович.

— Нет.

— А опыт работы?

— Немного, да… Изучали мы физиологию, — сославшись на студенческие годы, заверил эксперт. — Массаж еще изучал.

— Что изучали? — уточнил судья.

— Массаж. Там медицинские вопросы рассматривали.

Под конец допроса эксперта с проведенной им экспертизой всё было уже настолько понятно, что большая часть защитников уже просто сидели и улыбались.

Ощущение от услышанного было очень странным.

— Следователь лоханулся, — констатировала шепотом представитель потерпевших.

К проведенной на стадии следствия экспертизе и без этого допроса было достаточно много вопросов, а теперь и вовсе непонятно, оставит ее суд в доказательствах по уголовному делу или по ходатайству стороны обвинения (а уж что такое ходатайство будет, теперь сомневаться не приходится) исключит из таковых. А это, на минуточку, очень важный документ в части обвинения Анатолия Коваленко и Людмилы Котович.

Расскажите друзьям!