Коллаж: "Руна"
События

«Наркоманы и алкоголики живут, а нормальные вот так умирают». Мать погибшего сотрудника петрозаводского водоканала несколько месяцев не может добиться расследования

11.12.2018 Руна 25918 https://runaruna.ru/25084/

4 августа этого года 31-летний сотрудник МУП «Водоканал» Антон Карзаков задохнулся в канализационном колодце. Уже прошло четыре месяца, и виновных до сих пор не наказали. Уголовное дело не возбуждено, хотя проверка трудовой инспекции показала, что работодатель грубо нарушил правила безопасности. Сотрудники коммунальной службы Петрозаводска каждый день шли на верную смерть: у них не было ни масок, ни противогазов, ни страховочных тросов. Ничего, чтобы могло спасти в тот день Антона.

Примерный сын

Как рассказывает Ирина Грицаенко, сын Антон звонил ей по три-четыре раз в день. В тот день все было как обычно, Антон тоже набрал мамин номер, сказал, что уходит на работу. В обед мужчина уже не позвонил.

Антон Карзаков числился на предприятии сварщиком. Но, по словам матери, ему приходилось заниматься и другими работами: прочищать канализационные колодцы, водить машину, выезжать на аварии. В тот день работники водоканала приехали в поселок Мелиоративный для поиска утечки водопровода. Антон и его коллега остались у одного колодца, еще два работника поехали к другому. Антон спустился в колодец, чтобы перекрыть заглушку. Внутри молодому человеку сразу же стало плохо. По словам коллеги, Антон шатался и задыхался, а потом упал без сознания.

Напарник Антона позвал на помощь остальных сотрудников. Они попытались самостоятельно достать коллегу: один из мужчин спустился на веревке в колодец, но ему тоже сразу же стало плохо, и его быстро подняли наверх. Камера уличного видеонаблюдения запечатлела, как коллеги пытались спасти Антона.

Спасатели, которых работники вызвали после собственных попыток спасти товарища, были на месте уже через 10 минут, спустились в колодец в противогазах, достали Антона, провели реанимационные мероприятия. Потом приехала «скорая» и молодого человека увезли в БСМП.

— Я сразу помчалась в больницу. В больнице уже был их бригадир. Он меня еще успокаивал, мол, со мной такое уже было, и ничего, откачали. Врач сказал, состояние тяжелое, но будем надеяться. Я поехала домой, а утром сын умер… — не может сдержать слез Ирина Грицаенко.

Если бы у него был трос, то у него был бы шанс выжить

Согласно заключению судмедэксперта, смерть наступила от асфиксии вследствие недостатка кислорода. В колодце Антон провел больше 15 минут — в таких случаях катастрофически много.

Скорее всего, в колодце скопился опасный газ метан. Метан, его еще называют болотным газом, — газ без цвета и запаха, скапливается рядом с закрытыми водными поверхностями. Его можно сравнить с мгновенным наркотиком, который, одурманивая, наповал убивает человека. Трагические случаи с сотрудниками коммунальной службы, которые отравились метаном, происходят в России регулярно. Так, в июле 2016 года в Башкирии в колодце задохнулись сразу трое рабочих, а в июне 2004-го в Подмосковье от метана погибли сразу пятеро рабочих.

По нормам безопасности спускаться в подземные люки необходимо в респираторах или противогазах. Также надо предварительно делать замер в люке с помощью газоанализатора, а спускаться в колодец на страховочном тросе. Ничего этого у сотрудников МУП «Водоканал» в тот день не было.

— Если бы он был на страховке, его бы сразу достали. Тогда у него был бы шанс выжить, — сокрушается Ирина Грицаенко.

Проверка трудовой инспекции показала, что МУП «Водоканал» нарушил нормы безопасности, из-за чего и произошел несчастный случай. За подобные трагедии, как правило, наказывают работодателей. Но уголовное дело по факту смерти Антона Карзакова до сих пор не возбуждено. По словам Ирина Грицаенко, следователь уже четыре месяца не показывает ей материалы дела.

— Сколько можно ждать? Я три раза просила следователя показать мне материалы дела. И все время у нее находились причины мне отказать: то начальник не подписал, то дел много. Один раз я уже ехала в город (Ирина живет в Вилге — прим. ред.), она мне звонит и говорит, что срочно уезжает в командировку, — рассказывает Ирина Геннадьевна. — Я устала стучаться во все двери, меня пинают, как мячик, что-то постоянно обещают, а ничего не двигается. Я все время жду. С этой машиной мне сложно бороться.

По словам Ирины, она звонила следователю через неделю после того, как трудовая инспекция закончила проверку и дала заключение. Но следователь ей сказала, что еще документов не видела. Устав бороться в одиночку, женщина обратилась за помощью к юристам.

— Мы направили запрос в Следственный комитет. Трудовая инспекция вынесла свое заключение еще 13 ноября, и должна была направить его в Cледком. Следователь должен возбуждать уголовное дело: выяснять обязанности и действия каждого руководителя и сотрудника, проводился ли инструктаж, почему у работников не было масок или противогазов, страховочных тросов и газоанализаторов. Именно следователь определяет степень виновности каждого сотрудника, — говорит руководитель Юридической Компании ЩИТ Дмитрий Ефимов. — Сейчас нет понимания, что происходит, поэтому мы направили запрос в Следком.


P.S.

У Ирины Грицаенко 15 лет назад трагически погибла дочка. 15-летнюю девочку убил психически нездоровый сосед и два года хранил ее тело на балконе. И вот теперь она потеряла сына. Антон не успел жениться и завести детей.

— У меня теперь никого не осталось, — рассказывает женщина. — Про Антошу мне все время сон снился, что я его где-то теряла… Он у меня безобидный был, душа компании. Наркоманы и алкоголики живут, а нормальные вот так погибают, и никто не понес наказание за смерть моего сына.



Расскажите друзьям!