События

В Петрозаводске людей попросили освободить жилплощадь. Около сотни семей могут оказаться на улице

21.11.2018 Руна 3475 https://runaruna.ru/24634/

«Что нам теперь, с детьми в палатки на улицу идти?» — заданный явно сгоряча вопрос полностью отражает то, что сейчас происходит с жителями общежития на улице Володарского, 44. Люди растеряны и не понимают, как выкручиваться из сложившейся ситуации. Все, у кого комнаты в указанном общежитии не в собственности, неделю назад получили уведомление о выселении.

«Письма счастья» разослало предприятие «Петрозаводскстрой», владеющее этим зданием с начала 90-х годов. Те, кто въехали в него до 1993 года, тогда еще через суды смогли приватизировать свои комнаты (и сейчас у них нет проблем с выселением). Кто приехал позже, остались обычными нанимателями. Люди в один голос говорят, что долгие годы у них были договоры социального найма, и только в начале 2010-х собственник вынудил их перейти на наём коммерческий.

— У меня тогда ребенок родился, и без переоформления договора на коммерческий наём мне отказывались его здесь прописать, — говорит Юлия (она, как и многие, кто пришел в этот вечер к нам на встречу, почему-то опасается открыто называть свою фамилию).

— Это неправда, — говорит юрист компании «Петрозаводскстрой» Юлия Наркевич. — Наём всегда был коммерческим.

В свете того, что сейчас у всех жильцов, которым грозит выселение, договоры именно такие, в настоящий момент этот спор не имеет никакого значения. Согласно документам, предприятие за копейки сдает свое имущество жильцам.

— Вы знаете, что у нас стоимость найма большой комнаты 500 рублей? — интересуется Юлия Михайловна.

Мы знаем. Люди и не скрывают, что мало платят на наём помещения. При этом коммунальные платежи у них такие, что полноценно оценить этот «плюс» не получается: общая сумма платежа за месяц все равно пугает.

У Юлии, например, в общежитии комната в 17 квадратных метров. Она проживает в ней вместе с мужем и двумя детьми (11 и 7 лет). Летом им эта жилплощадь обходится в 6 тысяч рублей, а зимой — в 8. Дорого. Но лучшего варианта у них нет.

Некуда идти

На предприятии говорят, что выселение может коснуться около сотни семей. Про 250 человек (с учетом того, что в семьях по несколько человек) рассказывали нам и люди у подъезда, но на встречу пришли всего 22 жильца. Еще с десятком мы переговорили позже, пока разгуливали по подъездам в попытке понять, как все это время собственник ухаживал за зданием.

Люди говорят, что никак.

— Двери гнилые, окна гнилые. Я их два года уже не могу открыть, чтобы намыть. В туалетах все гнилое, — жалуется Лидия Николаевна (фамилию тоже не называет).

— А какая у нас проводка, мы постоянно сидим без света, — поддерживает соседку Нина (фамилию не говорит). — И все нужно делать за свой счет… Вы знаете, вот сколько мы здесь живем, столько мы боремся с этим «Петрозаводскстроем».

На предприятии с подобными утверждениями не согласны.

— Наша организация за много лет чего только там не делала! Поэтому-то в убытках эти дома и есть: потому что делали все бесконечно. И до сих пор каким-то образом стараемся помочь, — говорит Юлия Наркевич.

Но сейчас помощь в ремонте или обустройстве чего-либо на территории (что, как говорят люди, они обычно просили у предприятия) жителям общежития ни к чему. Они хотят не потерять крышу над головой, потому что не представляют, где взять другую.

— Подавляющее большинство будет съезжать в никуда. Не у всех есть родственники и знакомые, к кому можно переехать, — говорят люди.

— Вот мне реально некуда пойти. У меня нет родителей, нет бабушек. У меня двое детей (одной — 17 лет, второй будет 11). Куда я пойду? У нас одна комната 11 квадратных метров, — говорит Ирина Иванова.

Женщина уже 21 год живет в этом общежитии и сейчас реально выглядит очень растерянно.

— Страшнее всего, что у нас маленькие дети, — поясняет Юлия. — И нам действительно некуда идти.

Решение собственника

— Мы ко всем подходим индивидуально, — уверят юрист «Петрозаводскстроя». — Мы готовы со всеми разговаривать.

А вот продолжать сдавать за копейки комнаты на предприятии больше не готовы: все имеющиеся в собственности жилплощади решено продать.

— Я прекрасно понимаю людей, но собственник принял решение не заниматься таким бизнесом, как аренда, — говорит Юлия Наркевич.

Тем, кто не хочет съезжать, предложено их комнаты выкупить.

Нина уверяет, что ее комнату (18 квадратных метров) оценили в 860 тысяч рублей.

— Они что там, с ума сошли?! — послышалось со всех сторон, когда женщина озвучила эту цифру.

Не все комнаты в общежитии, конечно, собираются продавать по такой цене. Есть комнаты в два раза меньше, а соответственно, и в два раза дешевле.

— Я прописан здесь с 1994 года и у меня две комнаты, — говорит Юрий. — Сейчас мне за них надо выложить около миллиона рублей, но у меня нет таких денег.

— Красная цена вашей комнате? — спрашиваю одну из женщин.

— 250 тысяч рублей, — вздыхает жительница общежития.

У нее нет и таких денег.

— Здесь что, живут богатые люди? — недоумевает Юлия Прокопьева. — Да, нам предложили выкупить комнаты. Тут, может, один-два влезут в кредиты и выкупят. Но богатых здесь нет. И большинству деньги взять неоткуда.

По словам представителей «Петрозаводскстроя», в сложившейся ситуации они, как могут, идут людям навстречу.

— Мы рассматриваем все виды оплат: и рассрочку до полугода, и материнский капитал, и региональные капиталы, мы готовы со всем работать, — говорит Юлия Наркевич. — Недовольны происходящим в основном, только те, кто не платит. Они много лет живут и не платят, а их еще сейчас и выселяют.

Юрист предприятия уверяет, что дом в огромных долгах, и среди нанимателей 70−80 процентов — это злостные неплательщики.

— Они и за наём не платят либо плохо платят, с большим опозданием. И за коммунальные платежи не платят, — рассказывает Юлия Михайловна. — Конечно, есть и приличные люди, которые все оплачивают. У нас к ним претензий нет. Но состоять в диалоге мы готовы со всеми. И с плательщиками, и с неплательщиками.

Жильцы дома не отрицают, что неплательщиков в общежитии хватает. Говорят, у некоторых долги по 300 тысяч рублей (немногим меньше, чем цена комнаты). Только на сложившуюся ситуацию этот факт никак не влияет. Либо выезжать, либо выкупать жилье должны и те и другие. Если не выкупят и не съедут, предприятие их выселит по суду. Жители дома уже ходили к юристам, и прекрасно понимают, что закон на стороне арендодателя.

Чиновники решили не вмешиваться

— Там ведь еще вот что происходит: многие занимаются бизнесом субаренды, — рассказывает Юлия Наркевич. — Мы им сдали комнату за 500 рублей, а они пересдают ее за гораздо большие деньги. И у нас возникают проблемы из-за этого. Там очень много вопросов. Мы же в убытках постоянных сидим из-за этих общежитий.

Правда, назвать порядок цифр юрист отказалась, уточнив лишь, что убыток очень большой.

Если послушать собственника здания, то вроде как всё справедливо: люди много лет за копейки снимали комнаты, но даже эти копейки умудрялись не платить, да еще и пересдавали жилье, руководству предприятия эта ситуация надоела — и они решили избавиться от не приносящего ничего, кроме хлопот, имущества, немного на этом заработав. Другой вопрос, что это решение стало для людей неожиданным (никто ведь их не предупреждал, что так может быть), они к нему оказались не готовы ни финансово, ни морально, и для многих из них такой поворот дела действительно сродни трагедии.

Администрация города вмешиваться в конфликт не собирается. Оно и понятно: имущество не муниципальное, рычагов воздействия вроде бы нет.

— На обращение жильцов в администрацию им было дано разъяснение: в сложившейся ситуации они могут обратиться в администрацию для постановки на учет в качестве нуждающихся в жилом помещении, — ответили нам в мэрии.

И все бы ничего, если бы не тысячи людей, уже стоящих в этой очереди. В прошлом году в ней было зарегистрировано 8223 семьи. Получили жилье 66 семей. Конечно, всем, кого сейчас вынудят освободить комнаты, всё равно надо встать в эту очередь, но она никак не спасет людей на момент их выселения.

Помочь предоставлением временного жилья из маневренного фонда администрация города им тоже не сможет.

— Для предоставления маневренного фонда должны быть основания, прописанные в статье 95 Жилищного кодекса, — ответили нам в мэрии.

В случае с жильцами дома № 44 по улице Володарского таких оснований нет.

На собрании люди много говорили о том, что единственный выход из ситуации — чтобы администрация города взяла это здание на баланс (больше десяти лет назад 39 общежитий, принадлежащих предприятиям города, были переданы в муниципальную собственность, и у их жильцов сейчас таких проблем нет).

— А нас не берут, потому что гнилье, — уверена Лидия Николаевна.

Но в администрации города уверяют, что дело не в состоянии здания: просто таких предложений от собственника и не поступало. В «Петрозаводскстрое» эту информацию подтверждают: даром никому ничего отдавать не собираются.

— Такой вариант даже не рассматривается, — говорит Юлия Наркевич. — Если администрация это все захочет у нас приобрести, пожалуйста: мы все оценим и продадим.

Но администрация не захочет.

Кредит не дают

— Я была вчера в приемной президента, — говорит Юлия Прокопьева. — Они обещали взять ситуацию на контроль.

— И вы им верите? — уточняем.

— Во что можно верить, если пособие на ребенка 286 рублей?

Юлия признается, что она одна из тех, у кого накопились долги.

— Да, я должник, но вот по текущим платежам у меня долгов перед «Петрозаводскстроем» нет. Я сходила по всем организациям, заключила графики платежей — погашения заложенности. Люди платят, как могут, — поясняет женщина. — Здесь богатых нет. Нет таких, кто сидит на деньгах, а платить не хочет.

— И у нас небольшой долг за коммунальные платежи, поэтому моего ребенка здесь даже не прописали, — говорит Елена (как и многие ее соседи, женщина отказывается называть фамилию). — Мы живем в двух комнатах: мама, папа, трое детей и у меня еще ребенок. Я мать-одиночка. Мы не можем выкупить комнату. Папа на пенсии. Я в декретном отпуске, не работаю.

— Обратите внимание, что здесь ведь живут не какие-то лодыри. Здесь и медики, и педагоги. Но ипотеку мы взять не можем, — говорят люди.

— У меня 20 тысяч зарплата, у мужа — 21. Кредит не дают ни тому ни другому, — говорит женщина. — У нас ведь еще двое детей. Нам не дают ипотеку. Поэтому мы не знаем, что делать.

Мы долго разговаривали с юристом предприятия о том, что происходящее понятно, но речь ведь о живых людях. Кто-то может не найти выход из ситуации, и тогда страшно представить, каким может быть финал.

В какой-то момент Юлия Наркевич спросила:

— Вот представьте ситуацию: у вас сняли квартиру, а вы в какой-то момент решили ее продать и сообщили об этом жильцам. А они вам говорят: «Нам некуда идти. Не выгоняй меня». Что вы будете делать?

Вопрос действительно непростой.

Расскажите друзьям!

Все события