События

«Если захотят, зайдут и убьют». Проверили, как усилили меры безопасности в школах и колледжах Петрозаводска после трагедии в Керчи

19.10.2018 Руна 4891 https://runaruna.ru/24032/

Инцидент в керченском колледже вызвал очередную волну проверок и чиновничьих распоряжений. Карельский министр образования на следующий день после стрельбы в Крыму заявил, что во всех школах республики особое внимание уделят безопасности. Об усилении мер в петрозаводских школах «Руне» также сообщили в мэрии города. Но никто не стал уточнять, что конкретно сделано в учебных заведениях за последние два дня.

Наши корреспонденты сегодня утром прошлись по нескольким образовательным учреждениям и посмотрели, как в них обстоят дела с безопасностью и есть ли какие-то особые изменения, вызванные недавней трагедией.

Школа № 10 им. Александра Пушкина

У входа в школу № 10 есть камеры наружного наблюдения, большой забор по периметру. Когда мы вошли, сразу появился сотрудник ЧОПа, спросил, куда и к кому, потребовал показать паспорт, записал данные в журнал. Охранник Александр давно работает в школе, многих учеников знает в лицо. Он рассказал, что дополнительных и особых мер после событий в Керчи не предпринимали. С Александром общался замдиректора по безопасности, провел допинструктаж, также звонили из конторы, чтобы лишний раз напомнить о главных мерах.

Охранник 10-й школы пояснил, что может потребовать к проверке сумку или рюкзак у любого человека, который вызывает подозрения, однако редко это делает. Наш портфель и сумку никто не обыскивал. Сообщив свои паспортные данные, мы без препятствий поднялись на второй этаж. Отдельно вахтера в школе нет, отсутствует рамка. Они дорогое удовольствие, сетует Александр. Даже не во всех московских школах установлены.

Петрозаводский филиал Петербургского государственного университета путей сообщения

Сюда мы зашли без препятствий и сразу поднялись на второй этаж. Есть гардеробная, есть вахтер. Но нас никто не остановил, ничего не спрашивали. Мы решили сразу найти кого-то из руководства. На месте был заместитель директора по административно-хозяйственной работе Алексей Иванов, к нему и обратились:

— Как у вас были усилены меры безопасности?

— У нас всегда усиленные меры.

— Мы сейчас зашли, и никто нас не остановил, ничего не спросил.

— И что?

— Никто не проверил портфель. Расскажите тогда, так работают усиленные меры, что вы сделали после керченской трагедии?

— Давайте я воздержусь от комментариев. У меня и без этого сейчас хлопот.

— Так вы усилили меры безопасности?

— Ну что значит «усилили»? Если захотят, зайдут и убьют. Точно так же вон, как у нас товарищ резал тут два дня. Пока второго [человека] не убили, никто ничё не сделал.

— А в целом как у вас обычно работает система безопасности?

— У нас есть сигнализация, камеры, естественно. По периметру здания 15 камер стоит.

Алексей Иванов напомнил, что к Минобру железнодорожный колледж не имеет никакого отношения, поэтому им не приходили указания или рекомендации ужесточить контроль. По словам замдиректора по административно-хозяйственной работе, в самом колледже сидит вахтер, а в общежитии — охранник.

Финно-угорская школа им. Элиаса Леннрота

Внутрь образовательного учреждения попасть просто, несмотря на турникет. Мы зашли во время перемены, поэтому нас приняли за учеников. Усевшись на скамейку, подождали, пока дети вернутся в классы, чтобы поговорить с вахтером. Интерес наше появление вызывал только у младших школьников.

Когда в коридорах стало спокойнее, завязался разговор с вахтершей. Хотя за секунду до того, как мы подошли, женщина беседовала с тремя людьми, на наши расспросы она отреагировала неожиданно. Вахтерша сказала, что не может отвлекаться, ей нужно следить за входом.

— Девушки, мне некогда общаться, мне надо следить за безопасностью. И вообще, я за вами наблюдаю, чтобы вы не прошли дальше.

— Расскажите, пожалуйста, как усилились меры безопасности в школе после Керчи?

— Они у нас уже два года усилены.

— Можно последний вопрос: как вы определяете, кто свой, кто чужой? Вы помните всех?

— Я родителей стараюсь запоминать. А детей всех, конечно, не могу запомнить. Сейчас я второй год, и уже почти всех знаю, особенно таких, которые самые буйные.

Она также поведала, что вскоре в их школе около дверей установят арочный металлодетектор. Сейчас устройство стоит рядом с окном.

Когда перемена закончилась, к нам подошел заместитель директора по безопасности Сергей Николаевич Дружинин.

— Скажите, пожалуйста, каким-то образом вы усилили меры безопасности в учебном учреждении после стрельбы в Крыму?

— Никак. Как было, так и осталось. Что могло изменить? Вот рамку поставим, но это мы давно планируем. Выбираем фирму, которая займется монтажом. А последние меры какие после событий в Керчи? Собрал коллектив, было объявлено, кто посторонний в школе объявляется, то все. Вчера у нас планерка была. И директор выступал, чтобы педагоги были внимательнее, и распоряжение Минобра приходило — СМС пришла, что надо провести дополнительные инструктажи. Я и так еженедельно их провожу. Вахтерам сказано, чтобы наблюдали внимательнее.

— Почему решили рамку ставить?

— Сверху пришло. В 40 школ, насколько я знаю, они поступили.

— А почему в некоторых школах стоят охранники, а в некоторых вахтеры?

— Это на усмотрение самого учебного заведения. Тоже на планерке уже было объявлено, что мы проведем опрос родителей, согласны ли они платить [за охрану]. У школы нет денег. Или мы жертвуем вахтером. Но вахтеры тоже нужны. С каждого родителя за охранника в год надо 500 рублей. Если большинство согласны, заключим договор.

— Понятно, что вы делаете, все, что можете. Но в целом такие усилия дадут эффект?

— Не помогут. Абсолютно. Меня вчера по телику показывали. По весне снимали сюжет телевизионщики, тут повторяли. Я тогда еще это говорил, но все повырезали. Бесполезно [меры безопасности]. Поставим сюда охранника, ну ладно. Долго он будет мяться, стоять. Но если какой-нибудь негодяй, злодей появится и захочет что-то совершить. Тут у нас 400 человек утром, толпа. Он зашел сюда в дверь, гранату бросил и ушел. Его даже никто не задержит, потому что некому задерживать.

— У вас на турникетах система, которая предполагает использование карточек?

— Тут с карточками не получается ничего. Очередь постоянно скапливалась. Идею эту забросили. Год мучились. Кто-то терял. А первоклашки-второклашки с рюкзачком подошли, пока он достанет карточку, пока постоит. Ужас был, какие очереди. Зато у нас вахтер опытный. Всем родителям начальных классов было сказано здороваться с вахтером и говорить, из какого класса. Теперь, когда большой поток, форточку открываем (перегородка рядом с турникетом — прим. ред.).

— То есть придумать такие меры, чтобы однозначно помогали, невозможно?

— Ну, смотрите. В той же Керчи прошел свой. Там с ножом прошел, тут с топором, тут со взрывчаткой. Кнопка есть, полиция быстро приезжает. Но это не панацея. Мы, конечно, пытаемся. И я считаю, нормально. На днях с участковым разговаривал, он говорит: «У вас же все сделано». К нам приезжал уполномоченный президента, были ФСОшники, ребята серьезные. Они говорят, что ничего больше не придумаешь. Я их спросил, может, нам поставить систему «свой-чужой». Но, по их словам, это в огромные деньги выльется. В Москве далеко не все школы могут позволить. У нас на охранника-то денег нет. В других школах бабушек, дедушек, тетей внутрь не пускают, мы более демократичны. Ну, что, они пришли за час. Куда их? Не пустить? Они здесь садятся. А что касается мер, повторюсь, любой злодей что захочет где угодно. Мы же знаем: хоть в торговых центрах, хоть в метро, хоть в поезде, хоть в самолете.

— Всего не предусмотришь, это понятно.

— У нас акция проходит: мы раздаем листовки, чтобы машины не парковали около школы. Если на ночь остается автомобиль у школы, мы уже сообщаем, что подозрительная машина стоит. А с одной стороны у нас вплотную проезжая часть. Бери любую машину, взорви ее, там меньше метра до стены. Опять же, у школ делают большие высокие заборы. Они от кого защищают-то? Если диверсант, так он перелезет. А когда школьники побежали? Вчера был в 10-й школе. Там такой забор, мне не перелезть через него. Если перелезать-убегать, школьник не перелезет. А диверсант — спокойно.

Все, с кем мы разговаривали, подтверждают, что от действий психопатов или террористов с заранее подготовленным планом мало что спасет. Чтобы остановить злоумышленника еще на подходе к учебному заведению, надо вводить беспрецедентные меры безопасности, причем в каждой школе. Вопрос в том, насколько это действительно необходимо и можем ли мы контролировать в жизни абсолютно все.

Расскажите друзьям!

Все события