События

«Я же не идиот ссориться с однокурсником Медведева». Хозяин скандальной свалки рассказал, почему на полигоне возник пожар, и зачем там складировали питерский мусор

16.10.2018 Илона Радкевич 4548 https://runaruna.ru/23949/

Вот уже неделю не утихают страсти вокруг свалки, расположенной около Пряжи. Загоревшись, она на некоторое время превратила жизнь местных жителей в мучительное существование. Дымом заволокло даже проходящую рядом трассу. При этом усилия пожарных поначалу вообще не давали должных результатов, отчего и. о. главы районной администрации не исключал введения режима ЧС. Правда, если верить арендатору полигона, проблема потому и возникла, что поначалу никаких усилий и не было.

Арендатор свалки — питерец Евгений Семыкин от журналистов не прячется. Общается открыто, в выражениях не стесняется. На полигон в своем присутствии пускает без проблем. В момент нашего визита на свалке было несколько пожарных машин, десяток человек, работал экскаватор.

— Я его одолжил у местного жителя, — пояснил Евгений. — Даже пока не знаю, сколько стоит.

— Горит в основном крупногабаритный мусор: деревяшки всякие, отходы от строительства, — рассказывает мужчина. — Поэтому дым не особенно представляет опасность для граждан. Пластик попадает, но в незначительных количествах. Там уже глубинное тление. Думаю, в течение суток оно будет приостановлено. Сейчас горит около 150 квадратных метров (а горело в несколько раз больше — прим.авт.)

Горит на окраине свалки, около леса. В том месте вырыт огромный котлован, в который бесконечно заливают воду.

До того как приехать на свалку, мы были в Пряже. Вот объективно, сейчас в поселке не пахнет. Во всяком случае, во время нашего визита не пахло. Коллега из другого издания говорит, что в части населенного пункта, около озера, гарь все-таки ощущается. Может быть, но вот прям невыносимого запаха, честно говоря, нет даже на свалке.

Арендатор полигона уверен, что проблемы вообще бы могло не быть, если бы сотрудники пожарной охраны в первый день, в первые часы обнаружения возгорания пролили бы на проблемную часть свалки хотя бы одну машину воды.

— Но мне, когда я вызвал пожарных, сказали, что это не объект социальной значимости и не представляет опасности для поселка, — говорит мужчина. — Своими силами мы как-то затоптали, как-то затушили. Потом оно снова пыхнуло через два часа. Я уже звонил на все федеральные линии МЧС. Они снова приехали, но тушить все равно не стали. На следующий день я приехал и пошел к главе. Накричал на начальника пожарного отряда, пригрозил прессой, и вот они вывели свою машину. К тому моменту уже было задымление. Первую ночь пожарные отработали, ушли на ночь, а когда утром вернулись, пятно выросло. С тех пор и трудятся круглые сутки. Но трудятся уже сотрудники федерального МЧС, а не регионального.

Семыкин уверяет: он изначально пытался убедить сотрудников пожарной охраны в том, что, если не принять мер, можно довести ситуацию до стихийного бедствия:

— Я говорил им, что так можно спалить лес. У меня, конечно, там рвы и оканавливание есть, но когда огонь поднимется, это же будет такое…

Особенно мужчину выводят из себя сообщения о том, что у него на полигоне не соблюдались меры пожарной безопасности.

— Вы помните, какое лето было? И свалка не горела! Потому что я ее поливал. Оканавливание есть, мотопомпа в наличии. Какие еще меры противопожарной безопасности у меня не соблюдены? — возмущается хозяин свалки. — Если это поджог, никакими мерами противопожарной безопасности нельзя бороться с поджогом.

А уж в том, что это поджог, мужчина не сомневается:

— Три дня шел дождь. В пять утра еще ничего не было, а в семь человек пошел у меня на обход, и уже возгорание 50 квадратных метров. Загорелась сырая древесина. С чего бы? И соляркой пахнет. А теперь еще все пишут, что это я поджег. Конечно. Мне же больше нечего делать. Да я в Куршавеле и Ницце столько не трачу, сколько сейчас: заправляю пожарных, обеспечиваю им питание.

Пожарные работают на полигоне круглые сутки. У них две насосные станции, которые выдают по 100 литров в секунду каждая. Вода из ламбушки в 2,5 километра от свалки. Длина пожарных рукавов впечатляет.

— Вы представляете, сколько на это ГСМ надо? — вопрошает Евгений.

По словам хозяина свалки, еще в пятницу на полигоне были проблески пламени. И очаг возгорания был в четыре-пять раз больше.

— На данный момент пожар локализован, все под контролем. Развития однозначно никакого не будет. Дыма уже гораздо меньше, — говорит заместитель начальника 1-го отряда ФПС по Карелии Александр Руденко. — Решен вопрос с бесперебойной подачей воды. На месте пожара постоянно вода есть. И работает необходимое количество стволов. Мусор — это не песок и не земля. Внутри под поверхностью мусора есть место для распространения горения. А это бывший карьер. И глубина мусора там порядка 20−25 метров.

По словам Александра Руденко, такие свалки можно тушить месяцами.

— Это очень тяжело, — говорит пожарный.

Примечательно, что пожар на свалке никак не мешает продолжать свозить на нее мусор.

— Это подветренная сторона (там, где мы наблюдаем разгружающийся автомобиль — прим.авт.) — поясняет Евгений. — Я же не могу оставить регионального оператора без вывоза. С МЧС это согласовано.

Питерского мусора больше нет

Напомним, что пряжинская свалка привлекла к себе внимание в августе текущего года, когда жители поселка стали жаловаться на непереносимый смрад на улицах населенного пункта. Вероятно, зловонию способствовало очень жаркое лето. Тогда же заговорили о том, что вонь создает мусор, который десятками большегрузов в день привозится на свалку из Санкт-Петербурга. Социальное напряжение нарастало. В результате в один из августовских дней кто-то обстрелял большегрузный Mercedes, доставивший на полигон очередную порцию питерского мусора, а люди начали готовиться к митингу.

После протестов местных жителей вопросом заинтересовались республиканские власти и прокуратура, которые обнаружили нарушения в работе организации. Глава Карелии Артур Парфенчиков поручил ужесточить контроль заезда мусоровозов и подготовить иск о понуждении оператора по размещению отходов ООО «Полигон» к вывозу мусора из Карелии. Фирму, арендующую свалку, даже оштрафовали на 50 тысяч рублей.

Сейчас, уверяет Евгений Семыкин, питерский мусор на свалку не привозят вообще.

— И все равно периодически всплывают фотографии каких-то мусоровозов, — говорит мужчина. — Хорошо хоть глава не подтверждает эту информацию. Ну действительно, больше питерского мусора нет. Раз кто-то так недоволен, я прекратил его ввоз… Сейчас весь коммунальный отход принимается по соглашению с региональным оператором. Что он отправляет, то и приезжает. Я не всегда даже знаю, откуда он привозит.

— Возить мусор с Питера было экономически целесообразно, — рассказывает мужчина. — Там тарифы в тоннах, а здесь — в кубах. Здесь тариф 99 рублей 30 копеек за кубический метр. Он установлен комитетом по тарифам. Одна машина — это примерно 70 кубометров мусора.

Евгений Семыкин не считает, что нарушил законодательство, начав возить мусор из другого региона.

— А чего же тогда перестали? — спрашиваем.

— Потому что глава республики попросил, — говорит мужчина. — Вот прям резко попросил. А я же не идиот ссориться с однокурсником Медведева. Я же понимаю, в какой стране я живу. А с точки зрения закона: я считаю требование прокурора (прекратить возить мусор из Санкт-Петербурга — прим. авт.) совершенно незаконным и оспариваю его в суде… В законе нет прямого запрета. Я не знаю, как читает закон прокурор.

Вообще ввозить питерский мусор на пряжинскую свалку Евгений Семыкин, по его собственным наблюдениям, начал примерно в марте.

— Да и то очень все плохо шло, — говорит мужчина. — Любую логистическую цепочку нужно отладить. Но 20 машин в день здесь не было никогда. Все, что про это пишется, все неправда.

— А сколько было? — уточняем.

— Ну, 60 машин в неделю. Это максимум. А обычно 50−30−40. Просто очередь была на выгрузку.

Лет на 40 хватит

Свалка, о которой идет речь, размером около 6 гектаров.

— Когда она исчерпает свой лимит? — спрашиваем.

— Лет через 30−40, — говорит Евгений.

Когда вокруг мусора не просто выше головы, а в десятки раз выше человеческого роста, к подобным заявлениям поневоле начинаешь относиться скептически.

— Вы поймите правильно: она постоянно опускается, — спешно поясняет Евгений. — За счет гниения и уминания. Это нормальный процесс: уплотнение, проливание. Когда я ее брал, она была примерно такая (мужчина показывает на высоченные горы мусора рядом — прим. авт.), но я привез сюда тяжелую технику и я ее умял практически метра на три-четыре. Потом мы ее пересыпали.

На недавнем заседании комитета по природным ресурсам и экологии в Законодательном собрании Карелии было озвучено, что районные власти собираются расторгнуть договор аренды на свалку с фирмой «Полигон». Первый замминистра по природопользованию и экологии Карелии Алексей Павлов добавил, что свалка может быть перенесена в другое место. Глава Карелии Артур Парфенчиков ранее поручил подготовить иск, чтобы заставить вывезти незаконные отходы из Карелии, а буквально вчера сообщил:

— Если летом у нас была надежда, что после штрафных санкций и предписаний он (арендатор — прим. авт.) наведет порядок на свалке ТБО, то могу предположить, что после такого ЧП разбирательство выйдет на уровень уголовной ответственности.

Правда, не похоже, чтобы Евгения Семыкина, арендующего свалку с 2015 года, как-то эти заявления трогали.


Расскажите друзьям!