Анастасия Лукина
Жизнь

В доказательствах вины не нуждается

11.10.2018 Анастасия Лукина 7144 https://runaruna.ru/23851/

Обвинение в педофилии отвратительно само по себе, но дело Сергея Колтырина, арестованного 3 октября, не пахло бы так дурно, если бы не одно совпадение. Юрий Дмитриев, нашедший в Сандармохе места массовых захоронений репрессированных, ждет очередного суда по тому же самому обвинению. Колтырин же, будучи директором медвежьегорского музея, следил за состоянием этих захоронений. И вот его самого обвиняют в развратных действиях в отношении несовершеннолетнего.

Скажите, вы в совпадения верите? Я вот не очень. За свою жизнь я как-то больше с несовпадениями сталкивалась.

Впрочем, оставим сейчас в стороне домыслы из цикла «верю-не верю». Я, вообще-то, о другом хотела поговорить.

Слышали ли вы когда-нибудь о такой штуке, как презумпция невиновности? Это про то, что никто не может быть назван преступником иначе как по приговору суда. Про то, что бремя доказывания вины лежит на стороне обвинения, а все сомнения в виновности должны быть истолкованы в пользу обвиняемого. Для самых дотошных — 14-я статья Уголовно-процессуального кодекса.

Однако за красивыми и правильными словами кодексов лежит то, что называется общественным мнением. Мнением того общества, которое в массе своей и слова такого не знает — презумпция. Взяли — значит, виновен. Дыма-то без огня не бывает.

И чем отвратительнее преступление, в котором обвиняют, тем больше мы готовы поверить в виновность задолго до вынесения приговора суда. Даже если этот приговор оправдательный.

Обвинение в педофилии — обвинение безусловное. Обвинение, которое совершенно не нуждается в доказательствах виновности. Преступление настолько чудовищное, что само упоминание о нем действует на людей словно красная тряпка на быка. Не может такое преступление оставаться безнаказанным, да вот ведь уже и сам педофил, вяжите его, урода. И в угаре праведного гнева как-то не приходит в голову, что обвиняемый может оказаться невиновен. Очень уж невелика вероятность. 0,2% оправдательных приговоров у нас, так-то.

Но даже если и оправдают — человек уже сломан. Подобное обвинение — все равно что клеймо каленым железом. Репутация, карьера — все рушится в тот самый момент, когда выходит пресс-релиз Следственного комитета. А если сразу не сломается — пусть посидит в комфортабельных условиях пенитенциарного учреждения в ожидании суда. Продолжит сопротивляться — можно экспертизу организовать, да не одну. А потом и оправдательный приговор отменить, чтобы прочувствовал структуру момента. Да и нечего статистику по показателям портить.

Чтобы уничтожить человека, вовсе не обязательно уже расстреливать втихаря где-нибудь в Красном Бору или Сандармохе. Не нужно даже напрягаться применять «меры физического воздействия». Надо просто выбрать «правильную» статью для обвинения, и дальше все произойдет само. Система заработает автоматически. Она так устроена, эта система. Только клавишу «Пуск» нажми. И все попытки воззвать к здравому смыслу будут разбиваться о волну общественного негодования: «Вы что, педофила защищаете?»

Тем более что следствие сообщает, будто бы задержанный дал признательные показания. Ха-ха, признание — царица доказательств, вы что, забыли?

Нет, я не забыла. А еще я помню, в каких ситуациях обычно цитировали эту фразу. И, самое главное, кто конкретно цитировал это высказывание особенно часто.


Расскажите друзьям!



Все события