События

«Если будет написано, расстреляем!» Судебный процесс по делу бывшего депутата ЗС Р К Алексея Гаврилова окончательно превратился в фарс

05.10.2018 Илона Радкевич 5794 https://runaruna.ru/23745/

«Финита ля комедия». После того как закончилось заседание суда по делу бывшего депутата ЗС РК, редактора газеты «Нам все ясно» Алексея Гаврилова (напомним, что его подозревают в вандализме, а именно — в организации нанесения 17 надписей на здания города), у нас остался всего один вопрос: что это было?

Почему-то есть стойкое ощущение, что к правосудию происходящее не имеет никакого отношения. Судите сами. Пять месяцев Алексей Гаврилов исправно ходил на судебные заседания, не пропускал, не опаздывал, если суд задерживался, ждал. Потом он сломал ногу. Заседание перенесли. К следующему заседанию ситуация, естественно, не поменялась. Естественно, потому что не срастаются кости за три-четыре дня, потому что лечащий врач изначально написал, что лечение продлится несколько недель. И абсолютно логичным, здравомыслящим и, надо думать, законным было бы решение перенести и очередное заседание суда. Что произошло с государственным обвинителем? С чего она вдруг по такому ерундовому делу (посмотрите вокруг: сотни зданий исписаны и до них никому нет никакого дела) и при всей очевидности причины отсутствия подсудимого на заседании вдруг потребовала принудительно доставить его в суд? И с чего вдруг судья на это пошла?

Напомним, что по этому делу уже даже срок давности привлечения к уголовной ответственности истек. Это значит, что, даже если судья признает Гаврилова виновным во вменяемом ему преступлении, никакое наказание ему не грозит. Так зачем это всё? Зачем вчера в 8:00 утра приставы приехали к нему домой и вынудили, опираясь на их плечи, отправиться в суд? И зачем в суде устроили то, что устроили?

Когда судебные приставы подошли к подсудимому, чтобы затащить его в зал, адвокат Алексея Гаврилова попытался сказать им, что происходящее незаконно, что есть документ, в котором черным по белому написано, что человек действительно нуждается в лечении. Его не слышали. Тогда защитник поинтересовался:
— А если вам скажут пойти и расстрелять меня?
— Если будет письменно написано, расстреляем, — на полном серьезе ответил пристав. — А как вы думали? Я ведь не могу не исполнить решение суда. А потом уже ваши родственники будут обжаловать.
Ну просто железная логика!

На самом деле способность этих людей создавать проблемы на пустом месте просто феноменальная. Когда адвокат попросил одного из приставов представиться или назвать номер значка, это вызвало небывалое сопротивление. Он задал массу вопросов в ответ, но ни имени, ни номера так и не сказал. Хотя, казалось бы, какая проблема?

«Берите и заносите»

После довольно долгих пререканий и слов судьи «Берите и заносите» судебные приставы довольно грубо смахнули Гаврилова со скамейки в коридоре и под ручки поволокли в зал. В зале представители власти посадили его на стул, а под ногу поставили стульчик с полукруглой тонкой железной спинкой. И вот на такой спинке Гаврилов и должен был в течение заседания держать сломанную ногу. И, как бы, понятно, что больничных коек и кроватей у них в суде нет, и они, что было под рукой, то и предоставили, но попробуйте здоровую ногу продержать хотя бы десять минут на такой спинке.

— Я представляю, что такое, когда у человека сломана лодыжка, и на всякий случай хотел бы вам объяснить, — начал свою речь адвокат. — У нас не 1941 год. Судья не имеет права совершать действия, которые бы унижали честь и достоинство участников судебного разбирательства.
Впрочем, слушать про особенности травмы судья не захотела. Неинтересны оказались и причины, по которым защитник в очередной раз заявил ходатайство об отводе председательствующего. Судья даже в совещательную комнату удаляться не стала. Вместо этого она поинтересовалась у адвоката:

— В прошлое судебное заседание почему Гаврилов не явился?
— Потому что у подсудимого сломана нога. Проводить судебное заседание не имело смысла, — прозвучал ответ.
— У вас есть доказательства?
Глядя на Гаврилова, пытающегося усидеть в гипсе на двух стульях, было не очень понятно, какие еще доказательства того, что у него гипс, могут быть.

Судья сообщила о том, что в прошлое судебное заседание никаких доказательств того, что Гаврилов не может участвовать в процессе, предоставлено не было, поэтому она и оформила привод на следующее.
— Был представлен больничный лист, — сообщил защитник.
— Больничный лист был до 27 сентября (а заседание суда состоялось 28-го, — прим. авт.), — парировала судья.
В этот момент Алексей Гаврилов напомнил суду, что помимо этого непродленного больничного у председательствующего был еще один документ — ответ лечащего врача на официальный запрос суда, в котором было указано, сколько продлится лечение.
— Три или четыре недели, — зачитала, глядя в документ судья, после чего выдала:
— О том, что по состоянию здоровья вы не можете прийти в судебное заседание и участвовать в нем, такой информации не было.
— Нога у человека сломана. Как он может прийти? — пытался спрашивать адвокат, но его никто не слушал.

У суда на этот счет оказался еще один ответ из клиники, в котором четко был поставлен вопрос, может ли Гаврилов по состоянию здоровья участвовать в судебном заседании.
— Дан ответ: «В силу своего состояния здоровья участие в судебном заседании нецелесообразно для заживления травмы», — зачитала судья.
Ну вот же! Нецелесообразно! Зачем тогда притащили? Тем более что в документе еще указано и про возможность осложнений. У нас на лицах застыл немой вопрос.
— Но не запрещено, — огорошила судья. И это не фраза из документа (у нас есть его копия — прим. авт.). Это личное умозаключение председательствующего.
Здесь, как говорится, без комментариев.

5 минут

Гаврилов каким-то чудом выдержал полчаса с вытянутой на спинке стула ногой и попросил отложить заседание. Думаете, отложили? Как бы не так: объявили 5-минутный перерыв, во время которого ему предстояло держать ногу на той же спинке. Ибо, а куда ее деть?

Самое интересное, что к тому моменту, когда подсудимый попросил о перерыве, судебное заседание, собственно, уже подошло к концу. Потому что единственный пришедший в суд потерпевший — и. о. директора одной из школ — уже был допрошен. Мужчина за 8 минут рассказал, когда и какие надписи появились на здании учебного заведения, в котором он работает (на стене была надпись, свидетельствующая о том, что один из предпринимателей города ворюга, а на заборе — что другой предприниматель поддерживает геев). Потерпевший поведал, что все надписи своими силами школа быстро устранила, но через какое-то время кто-то из подсудимых перечислил на счет их учреждения 2,5 тысячи рублей. При этом откуда взялась именно эта цифра, мужчина не знает.
— Мы не вникали, — пояснил потерпевший.
Еще он высказался о том, что считает правильным назначить наказание за появление надписей на стенах, но какое — пусть решает суд.

Вот и все! В чем, спрашивается, срочность? Представитель школы не мог прийти и сказать это на следующем заседании? Именно 4 октября сторонам надо было услышать его речь?

Что вообще происходит с этим уголовным делом? Напомним, что весной прошлого года Алексея Гаврилова задержали и попытались избрать ему меру пресечения в виде ареста. Для этого не было ни одного законного обстоятельства, но следователь все равно настаивала на изоляции Гаврилова от общества. Не остановило ее даже то, что судья прямым тексом сообщил девушке в погонах, что она заявляет незаконное ходатайство. После того заседания (которое закончилось освобождением Гаврилова в зале суда) казалось, что представителям власти так позориться больше не захочется. По всей видимости, мы ошибались.

Вернувшись с перерыва, судья поинтересовалась, может ли Гаврилов продолжать участвовать в судебном заседании, на что Алексей ответил отрицательно. В этот момент тоже можно было остановиться и просто перенести заседание (напомним, что единственный человек, который явился в суд для дачи показаний, к тому моменту уже был допрошен), но каток правосудия уже было не остановить: Гаврилову вызвали «скорую».

Наверное, нет смысла писать о том, что в это время врачи могли быть гораздо нужнее в другом месте, но через 40 минут они приехали в мировой суд. И сложно сказать, чего ожидала судья, вызывая медиков (вероятно, что они придут к выводу, что подсудимый в состоянии оставаться в зале судебного заседания, а заодно подтвердят ее правоту по поводу постановления о приводе подсудимого в гипсе), но врачи приняли решение забрать Алексея с собой. И только тогда в судебном заседании объявили перерыв.


Расскажите друзьям!



Все события