Денис Косарев и Степан Морозов. Фото: Руна; facebook.com/doberrmann
События

«Мой муж присел реально на 3 года, а у этого условка!» Скандальные подробности о деле заммэра Петрозаводска, осужденного за взятки

26.09.2018 Сергей Мятухин 12135 https://runaruna.ru/23573/

Поразительно мягкое наказание за миллионные взятки бывшему члену карельского правительства Денису Косареву продолжает вызывать удивление в обществе. «Руне» удалось приоткрыть завесу таинственности, которая окружает дело высокопоставленного чиновника. В нем есть и коварство органов, и трагедия молодоженов, ребенок которых родился после разлуки и приговора, и взиравший за всем этим с высоты своей должности прокурор республики.

Начальник, зам и их посредник

24 сентября в Петрозаводске вынесли приговор бывшему председателю Госкомитета Карелии по госимуществу Денису Косареву. Чиновник был задержан еще в мае 2017 года на своем новом рабочем месте — заместителя главы Петрозаводска по экономике, которое получил за несколько недель до задержания.

Косарева обвинили в шести эпизодах получения взятки на общую сумму 2,6 млн рублей, которые он как председатель Госкомитета по имуществу брал вместе со своим первым замом за заключение договоров на аренду недвижимости и выдачу льготных займов от подконтрольного им Фонда госимущества Карелии. Кстати, посредником в передаче взяток выступал председатель фонда Григорий Шадрин, который якобы ничего не брал за свои услуги, а получив однажды сверток с деньгами, выкинул его в урну. В июне этого года Шадрин, признавший вину полностью, раскаявшийся и заключивший досудебное соглашение со следствием, получил 4 года условно с 900-тысячным штрафом. Процесс прошел в особом порядке, когда подсудимый во всем сознается, а суд не вызывает свидетелей, ничего не пытается установить и выяснить и сразу выносит приговор.

Денис Косарев. Фото: Сергей Мятухин

В таком же формате прошел суд и по делу Косарева — в особом порядке, с полным признанием вины и раскаянием. Но только в этом случае по просьбе самого Косарева суд под предлогом защиты сведений о состоянии здоровья экс-чиновника перевел процесс в закрытый режим, запретив посещать заседания слушателям и прессе. За закрытыми дверями судья Эдуард Новоселов выслушал обвинительное заключение, показания Косарева и его последнее слово и вынес поражающий своей мягкостью приговор — 5 лет условно со штрафом в 5 млн рублей. И это за 2,6 миллиона рублей взяток, когда сажают направо и налево за десятки и сотни тысяч рублей.

Сняли с поезда — и в СИЗО

Такой вердикт суда удивил многих, кто читает новости. Из новостей про приговор Денису Косареву узнала и московская журналистка Олеся Морозова, жена петрозаводского бизнесмена Степана Морозова, который проходил по делу Косарева в качестве взяткодателя. Его супруга была шокирована столь гуманным отношением к бывшему члену регионального правительства — особенно на фоне того, что правоохранительная и судебная система Карелии сделала с ее мужем.

Степан Морозов — создатель межрегиональной общественной организации «Мама», которая фотографировала выписки новорожденных и рожениц во многих городах России. В 2015 году Степан взял льготный заем в 5 млн рублей в Фонде госимущества Карелии — с одобрения Дениса Косарева. Спустя два года, летом 2017-го, Морозова сняли с поезда Москва — Петрозаводск и поместили в следственный изолятор, обвинив в даче взятки в 350 тысяч рублей Косареву и его заму за получение льготного кредита от Фонда гоимущества Карелии.

Степан и Олеся Морозовы. Фото: facebook.com/olesya.seregina

Как утверждает в своих постах в соцсетях Олеся Морозова, за два месяца в СИЗО следователи убедили Степана признать свою вину и дать показания по делу Дениса Косарева. После этого 33-летнего бизнесмена выпустили под залог на свободу, пообещав, что он отделается максимум условным наказанием. Суд над Степаном Морозовым прошел в конце 2017 года — опять же в особом порядке. Однако вместо обещанной условки Морозов получил 3 года реального заключения и штраф в трехкратном размере — 1 млн 50 тысяч рублей. При этом вердикт суда особо не смягчила ни беременность его супруги, ни то, что он никогда ранее не нарушал уголовного законодательства.

— Его осудили без фактических доказательств вины, за дело, которое открыли по событиям 2015 года. Знаете, что приложили к обвинению в качестве доказательств? Ни-че-го! Только признание мужа (которое в СИЗО его заставили подписать, пообещав «максимум условный срок»). А формулировка из приговора звучит так «передал взятку должностному лицу через посредника в период с 27 марта до 1 апреля 2015 года»… Честно признаюсь, впервые увидела, как просто работает наша судебная система — поджимает хвост и покорно штампует решения прокуратуры. Разбивает семьи, ломает судьбы людей, прячась за маской «законности».

Отец пошел вслед за сыном

Правда, на этом злоключения семьи Степана Морозова не закончились. В августе этого года Петрозаводский суд вынес приговор и отцу Степана — руководителю петрозаводской компании «Интерстрой» Владимиру Морозову. Его фирма в разное время участвовала в строительстве бассейна на улице Хейкконена, ТРЦ «Макси», ремонтировала консерваторию и лицей № 1, а также занималась отделкой гостиницы Park Inn на площади Гагарина.

Компания «Интерстрой», как и общественная организация «Мама», фигурирует в деле Косарева по одному из эпизодов получения взятки. Однако осудили Владимира Морозова совсем по другой статье — за уклонение от уплаты налогов в особо крупном размере и дали 2 года колонии.

— Отца Степана несколько дней назад тоже осудили. Сначала вроде как привлекли в качестве свидетеля по делу о взятке, но в один момент переиграли все и обвинили… в неуплате налогов. Неуплате налогов! — рассказала в конце августа в соцсетях Олеся Морозова. — Быстренько прошел суд. Через два дня мне позвонил Степан: «Ты знаешь про папу?» «Сколько?» «Два». «Условно?» «Нет». Такое страшное молчание на том конце провода. Представляю его мысли: «А как теперь мама, беременная сестра с ребенком, как папа, в конце концов, который уже не молодой мальчик, чтобы безболезненно переносить такие испытания»…

Прокурор Карелии и непростая судья

Чтобы понять, что суд над Степаном Морозовым не был рядовым для правоохранительной и судебной системы Карелии, а, вероятно, являлся важной частью крупной комбинации, достаточно взглянуть, кто в нем участвовал.

Взять хотя бы гособвинение, которое по делу мелкого бизнесмена поддерживал не рядовой помощник городского прокурора, а сам прокурор республики Карен Габриелян. Вела же процесс зампредседателя Петрозаводского горсуда Марина Носова. Как говорят знающие люди, осечек у Носовой не бывает — она дружна с правоохранительной системой, к ней частенько попадают дела с участием крупных фигур или дела, впоследствии прямо влияющие на судьбу известных карельских бизнесменов и политиков.

Карен Габриелян и Марина Носова. Фото: Сергей Юдин / rk.karelia.ru, Сергей Мятухин / Руна

К примеру, именно Марина Носова в закрытом режиме провела суд над бывшим депутатом Заксобрания Иваном Романовым, дав ему 20 лет за педофилию. Она же провела первый процесс по делу историка Юрия Дмитриева, оправдав его вскоре мартовских выборов. Благодаря этому резонансный процесс не омрачил президентскую кампанию Владимира Путина (через несколько месяцев оправдательный приговор все же отменили). Носова же судила и бизнесмена Олега Родина, на основании показаний которого появилось дело против экс-председателя Петросовета Олега Фокина.

В последнем случае есть поразительное совпадение: Олегу Родину за сотрудничество со следствием тоже обещали условное наказание, а дали 3 года колонии. То же самое произошло и со Степаном Морозовым, который дал показания против Дениса Косарева.

— Просто нет слов. Тупо факты. Главный обвиняемый в деле, где фигурирует мой муж, осужден, — написала после приговора Косареву Олеся Морозова. — Чиновник, госслужащий, который годами брал взятки, в чем, кстати, чистосердечно признался, раскаялся, блин, на закрытом заседании суда, получает 5 лет условно. А мой муж, который, раз уж на то пошло, тоже раскаялся и признался в том, что передал через посредника какую-то смешную сумму тому самому чиновнику, присел реально на 3 года. Смешно и страшно. Пока чиновники, ворующие миллионы, в худшем случае сидят дома, под арестом, а в лучшем — гуляют с небольшим условным сроком, тысячи предпринимателей отбывает срок на зоне… За что?

Гуманность в обмен на показания?

Вопрос о том, почему судебная система обошлась с бывшим членом правительства намного гуманнее, чем с мелким предпринимателем, пока остается открытым. Казалось бы, в этих двух случаях все должно было быть наоборот: Морозов мог получить условку, а Косарев — реальный срок. Но это если подходить к подобным делам с обычной меркой. Если же предположить, что за ними стоит нечто большее, то все станет намного понятнее.

Эдуард Новоселов. Фото: Сергей Мятухин

И здесь снова уместно сделать некоторые аналогии. На этот раз между Косаревым и его коллегами по правительству. Например, с экс-председателем Контрольного комитета Виталием Галкиным, который за 320 тысяч рублей взятки получил 12 лет, или с первым замминистра труда Карелии Гивием Карапетовым, получившим за 675 тысяч рублей взяток 7,5 года строгого режима.

Почему Денис Косарев при такой судебной практике отделался пятью годами условки за взятку 2,6 млн рублей, сейчас остается лишь догадываться. Но не исключено, что это был обмен на нечто очень важное для следователей. Например, на показания, которые осведомленный чиновник мог дать против кого-либо из вышестоящих политиков. Скажем, на фигуру такого масштаба, как экс-глава Карелии Александр Худилайнен или одного из его первых заместителей.

Ведь если вспомнить опять же Олега Фокина, то он в свое время получил условный срок как раз благодаря тому, что дал показания против экс-сенатора Девлетхана Алиханова…

Расскажите друзьям!