Фото: Сергей Мятухин
События

Академик Орфинский обвинил РПЦ в уничтожении Успенского храма в Карелии: «Церковь виновата безусловно и должна отвечать»

15.08.2018 Руна 1586 https://runaruna.ru/22855/

После пожара в церкви Успения Пресвятой Богородицы в Кондопоге в стороне от случившегося не остался, кажется? почти никто. Видные реставраторы и архитекторы откровенно выражают свои печаль и негодование. Не сохранили такой памятник, сетуют они в один голос. Причины случившегося известный карельский академик Вячеслав Орфинский видит в отсутствии внимания к старейшему памятнику со стороны религиозной организации.

Вячеслав Орфинский, доктор архитектуры, профессор, специалист по народному деревянному зодчеству Русского Севера:

— Церковь получила чистый подарок величайшей ценности. Церковь виновата безусловно. Все в душе думали, что эти люди заинтересованы в ее защите вдвойне: и по своим религиозным убеждениям, и по своему нравственному кодексу. То, что случилось, показывает полное невнимание. Получив такой памятник, они должны были сделать все для его защиты. Церковь, безусловно, должна отвечать. Я знаю, что музей относился к церкви трепетно. Я не раз там бывал и слышал рассказы музейных работников. У меня не укладывается в голове, что это могло произойти при каком-то попустительстве со стороны сотрудников музея. Если бы меня спросили, кто может быть виноват, я бы никогда не назвал музей.

Настоятель Кондопожского прихода протоиерей Лев с мнением академика не согласен. Он считает, что никаких претензий быть не может не только к музею, но и к церкви.

— Нисколько не хочу высказать неуважение к Вячеславу Петровичу. Скорблю за его скорбь. Я понимаю его переживания. Но он не совсем владеет информацией. Настоящий попечитель — музей, но ни в коем разе не могу обвинять его сотрудников. Понимаете, церковь обязали заключить договор о пользовании храмом, хотя мы им не пользовались по факту. Последняя служба проводилась в нем три года назад. Но таково условие для реставрации: храм должен быть закреплен за каким-то действующим приходом. Поэтому мы согласились на договор ради федеральной охраны. Параллельно подписали бумаги с музеем и передали ему право пользования. Музей обеспечил пожарную сигнализацию, круглосуточное дежурство сторожа. И это на его весьма ограниченные средства. Но когда речь идет о преднамеренном поджоге, фактически о террористическом акте… Какие еще меры можно представить? Только вмешательство правоохранительных органов.

Отец Лев отметил, что в день пожара в церкви вовремя сработала сигнализация, охранник также действовал четко и правильно. Что касается пропитки бревен специальным раствором, этого ни представители церкви, ни представители музея сделать не могли, поскольку храм находился на реставрации. И только у специалистов был доступ к каким-либо работам. Так, вспоминает отец Лев, им не позволили даже поправить упавший со временем крест. А упоминаемые многими дорогостоящие роботы-водометы, отмечает он, стоят дорого. Поэтому они установлены только на острове Кижи, где под это выделяют средства.

— Надо понимать, может ли деревенский приход и провинциальный музей обеспечить такую же охрану, как в Кижах. Год назад Успенскую церковь проверяли сотрудники Росимущества и не нашли никаких нарушений. Почему тогда обвиняют церковь? Против церкви всегда есть подозрения. Не знаю, из-за чего. Потому же, почему именно церкви поджигают, — добавил священник в разговоре с «Руной».

Однако доктор архитектуры Вячеслав Орфинский настаивает: следить за сохранностью лучшего деревянного шатрового памятника в России должны были более тщательно.

Вячеслав Орфинский, доктор архитектуры, профессор, специалист по народному деревянному зодчеству Русского Севера:

— Вообще передача таких памятников церкви — это не массовое явление. Я думаю, это скорее исключение. Это не только религиозный памятник, это памятник культуры, нашей общей культуры. Я считаю, что в самом лучшем случае то, что случилось, — это безответственность и головотяпство со стороны церкви, хотя, наверное, и музей виноват тоже — если они допустили какую-то небрежность, они должны получить по заслугам. Такие общенародные памятники должны пользоваться прежде всего охраной Министерства культуры. Заместитель министра, которая сейчас занимается этим, моя ученица. Они делают все, что в их силах. Их вина — самая меньшая. Они рассматривали два раза предложения по ее реставрации, только упоминания этой церкви было достаточно, чтобы министерство провело специальное совещание.

Обвиняют в уничтожении шедевра деревянного зодчества не только РПЦ. Неодобрительные комментарии прилетают и в адрес чиновников. Не уберегли, говорят эксперты. Александр Попов, архитектор, реставратор памятников древнерусского зодчества, видит в произошедшем ответственность контролирующих министерств, рассказал он в беседе с сайтом «Радио Свобода». За памятниками в стране больше не следят профессионалы своего дела. Так мы теряем один шедевр за другим.

— Основная ответственность лежит на Министерстве культуры федеральном и Министерстве культуры Карелии. Карелия за последние годы потеряла уже два уникальных памятника: Кемь и Кондопогу. Самая главная проблема в том, что все делают непрофессионалы. Нынешняя система такова, что профессионалов просто не допускают до работы. Государство ежегодно выделяет деньги на деревянную архитектуру. Деньги выделяются последние 12 лет, и за все это время — ни одного сданного памятника, чтобы можно было сказать: вот, проведена реставрационная работа. На государственные деньги памятники уничтожаются. В Советском Союзе денег было мало, в 90-е их вообще не было, сейчас их выделяют, но они уходят как вода через решето.

Архитектор добавил, что передачи таких памятник церкви также не является благом для них.

Расскажите друзьям!