События

Сатанист, подозреваемый в поджоге Успенской церкви, нападал с ножом на друзей и пытался создать секту. «Руна» с места событий из Кондопоги

15.08.2018 Сергей Мятухин 4375 https://runaruna.ru/22843/

Страшный пожар, уничтоживший старинную церковь Успения в Кондопоге, обрастает все новыми и новыми подробностями. Они настолько необычные и шокирующие, что, кажется, уже превратили обычную уголовную историю в настоящий мистический триллер с озлобленным на весь мир фанатичным преступником, который поднял руку на легендарный памятник ради того, чтобы прославиться. «Руна» пообщалась с друзьями карельского герострата и узнала еще немало такого, от чего не по себе становится.

«Что-то в голову взбрело»

С приятелями юного поджигателя мы встретились рядом с автовокзалом в Кондопоге. Четверо хмурых подростков не очень-то хотели откровенничать и на большую часть вопросов отвечали односложно. Самым разговорчивым из них был Иван, которого 15-летний подозреваемый считал своим другом. Вместе с ним пришел и Никита, троюродный брат поджигателя. Они общались с задержанным последние 4 года: он приезжал в Кондопогу к дедушке с бабушкой на каникулы — не только летом, но и зимой, и весной. О семье поджигателя парни знают немногое: лишь то, что бабушка раньше была директором местной кондитерской.

Задержанный подросток. Фото: vk.com

Подростки не скрывают, что их сверстник в последнее время был странным. Он носил черную футболку с пентаграммой, причислял себя к сатанистам и хотел создать свою секту, куда пытался завлечь приятелей. Правда, парни не подтверждают, что 15-летний герострат вынашивал идею сжечь Успенскую церковь.

— Он не планировал это заранее, скорее всего. Что-то в голову взбрело, спонтанно. Именно к поджогу церкви он не готовился. Бензин был у него уже: он его на колонку поменял… Сейчас все думают, что он попал в какую-то игру вроде «Синего кита» и что ему сказали: «Иди, сожги церковь». Но нам он об этом ничего не рассказывал.

На странности в поведении поджигателя его приятели давно обратили внимание. По их словам, он все время был замкнут и необщителен. Но парни, по-видимому, тоже кое о чем не договаривают. Из общения с ними складывается впечатление, что сжегший церковь подросток был среди них изгоем. Они и сами случайно подтвердили это, сказав, что мальчик все-таки пытался с ними общаться, но они к нему относились с прохладой. Наверное, такое отношение окружающих во многом и спровоцировало его однажды взяться за нож.

Фото: Илья Тимин / tourism.karelia.ru
Фото: tvc.ru
Фото: Руна
Фото: Руна

— Он вообще с нами ничем не делился. Он замкнутый. К нему подойдешь что-нибудь спросить, он будет смотреть в пол, ответит тебе что-то и будет молчать дальше. Он и в Петрозаводске, как он нам рассказывал, ходил постоянно один… Он как-то нападал с ножом на ребят, когда гулял. Те, на кого он напал, сами выбили из его рук нож, сказали: «Даже не вздумай, а то тебе еще хуже будет». Обращения в полицию [после этого] не было. Смысл? Пытался напасть, ты это остановил. Зачем?

Увлечение поджигателя сатанизмом вызывало усмешки сверстников. Если верить им, парень заинтересовался этим пару лет назад. За деревней, в которой стояла сожженная Успенская церковь, на территории бывшей Кондопожской птицефабрики, он оборудовал помещение для ритуалов, расписав его пентаграммами.

— Он два года увлекался сатанизмом, наших ребят зазывал в секту, все отказывались. Получается, он создал ее, но был в ней один. Он держал это втайне от родителей: ни бабушка, ни мама не знали… [В одном из помещений птицефабрики] на полу у него была пентаграмма из соли и там свечки стояли, много разных разукрашенных. Он говорил, что ему стало интересно и он решил попробовать, как это — быть сатанистом… Мы над ним поначалу шутили и прикалывались, спрашивали его: «Зачем тебе это? Давай, может, завяжешь?» Он говорил: «Нет, я не буду завязывать, мне это интересно, я буду это продолжать».

В сатанинском логове

Бывшая кондопожская птицефабрика — печальное зрелище. Двухэтажное заброшенное административное здание, проходная с вывалившимися из стен оконными рамами и облупленные ворота, к которым приварены профили двух петухов с красными гребнями.

На лай собак в соседних частых домах из глубины птицефабрики неторопливо выплывает заспанный сторож. Он категорически отказывается пропускать на территорию, где кондопожский поджигатель хотел проводить сатанинские обряды. Мужчина уверяет, что у них все строго, вплоть до вызова наряда. К тому же территорию охраняет злая собака, которая однажды покусала даже начальника. Впрочем, никакой собаки не видно — за спиной сторожа степенно вышагивают лишь несколько взрослых кошек с целым выводком котят. От разговора о сатанинском капище сторож пытается отмахнуться, считая, что слухи о нем явно преувеличены.

Фото: Руна

— Да там одна только звезда с шестерками, больше ничего нет. Не на что там смотреть. Какие сатанинские обряды? Это все появилось месяц назад, до этого ничего не было. Но шастают все, кому не лень, только успеваем ловить. Вон, я как-то поймал мужиков, выносили металл, — тычет рукой сторож в стопку из металлической сетки перед проходной. — Как туда попали журналисты, которые сняли сюжет про сатанинское логово? Как еще. Незаконно, через забор перелезли. Вы там смотрите, если вдруг тоже полезете, у нас регулярные обходы территории с собакой. Удачки вам.

Разумеется, разговоры про обход — для проформы и пущей важности. Надо же как-то показать, что работаешь. Но стоит зайти с другой стороны птицефабрики — и делай что хочешь. В одном месте можно перелезть через забор, а если пройти еще с километр, можно вообще ничего не перелезать, но метров 100 придется продираться через бурелом из крапивы, иван-чая и сухого репейника.

За этими препятствиями кроются несколько построек — бывшие птичники, боксы для машин, какие-то еще заброшенные и разворованные сооружения. На них то здесь, то там баллончиком нанесены разные знаки и надписи. От просто неприличных слов и свастики, до пентаграмм и восхвалений сатаны. Причем присутствие дьявола на стенах становится тем ощутимее, чем ближе подходишь к заброшенному ангару, где кондопожский поджигатель собирался устраивать свои обряды.

Фото: Руна
Фото: Руна
Фото: Руна
Фото: Руна
Фото: Руна
Фото: Руна
Фото: Руна
Фото: Руна
Фото: Руна
Фото: Руна

Внутри как раз кстати оказались коллеги-телевизионщики с телеканала «Санкт-Петербург» с одним из подростков-приятелей задержанного. Он в этот момент рассказывал про пентаграмму из соли на полу ангара, которую сделал его арестованный сверстник. Чуть дальше, в углу, валялась одна из свечей, которые были предназначены для обряда. На стенах тоже красовались пентаграммы, дьявольские надписи, а чуть в глубине, где были какие-то небольшие помещения — та самая звезда в круге с тремя шестерками.

— Здесь была пентаграмма, свечи стояли, мы после пожара ее стерли и все выбросили, — рассказал подросток, указывая на пол. — Он сюда к 7 утра приходил, потому что в это время здесь никого нет. Я не знаю, замечали его охранники или нет, но они тут бывают.

Подросток с сожалением говорит о пожаре: его, как и многих, крестили при рождении в Успенской церкви. Предположить и просто подумать, что ее действительно кто-то может сжечь, он не мог до последнего.

На пепелище

На месте же пожара, где чернеют остатки храма, сейчас многолюдно. Перед забором, перетянутым красной лентой с табличками «проход запрещен», периодически появляются журналисты, туристы и просто любопытствующие. Кто с фотоаппаратами, а кто и с квадрокоптерами. Но на огороженную территорию почти никого не пускают. Смотрители готовы лечь на амбразуру и наброситься на представителей СМИ: даже за вполне вежливыми просьбами разрешить пофотографировать следует размахивание каким-то приказом и обещание вызвать ОМОН.

Фото: Руна
Фото: Руна
Фото: Руна

Удивительно, что так вести себя смотрители стали лишь сейчас, когда от уникального храма остались практически одни головешки. Когда церковь стояла цела и невредима, они, напротив, преспокойно оставляли посетителей в без присмотра и уходили в сторожку чаевничать. Пролезть и пройти к церкви могли хоть сотни вандалов с сатанистами.

Вообще эта тема с 15-летним и, вероятно, не вполне вменяемым поджигателем сейчас, по всей видимости, перебьет куда более важный разговор о безалаберном отношении к нашим уникальным памятникам. Все-таки это очень удобный повод свалить все на новоявленного герострата, который решил расправиться с национальной реликвией.

Однако если бы в Успенской церкви и на прилегающей территории были камеры наблюдения и пожарные роботы, и смотрители бы не сидели в своем домике, а больше уделяли внимания памятнику, никакой полоумный, скорее всего, не смог совершить ничего подобного. Или, по крайней мере, попытки поджогов заканчивались бы с минимальными потерями.


Расскажите друзьям!



Все события