События

«Теперь я думаю, это было бы меньшее зло». Узнали, почему Успенскую церковь в Карелии не реставрировали несколько лет

10.08.2018 Руна 2026 https://runaruna.ru/22775/

Почти полностью уничтоженную Успенскую церковь в Кондопоге никак не решались реставрировать. Постройка сохранила большой процент подлинности, то есть оставалась во многом в первоначальном виде. Именно поэтому работы на объекте откладывали. Об этом «Руне» рассказала архитектор-реставратор высшей категории, кандидат архитектуры, директор ЗАО «ЛАД», специалист в деревянном зодчестве Татьяна Вахрамеева.

Проект реставрации был готов еще несколько лет назад по федеральной программе «Культура России 2012-2018 гг». Однако местные специалисты продолжали уточнять некоторые методические вопросы.

Татьяна Вахрамеева, архитектор-реставратор высшей категории, кандидат архитектуры:

- Проектное решение было спорное, не совсем приемлемое. Оно предполагало разбор верхней части церкви, собирались применять метод подъемов. Но все опасались, что храм так и останется стоять в разобранном виде на долгие годы. Теперь я думаю, надо было разбирать церковь, это было бы меньшее зло. Но кто же знал, что так случится!

По словам Вахрамеевой, на сегодня в Минкульте России нет толковой программы по деревянному зодчеству. Исходя из этого, карельские специалисты боялись, что денег на дальнейшие работы на Успенскую церковь просто не выделят. Никаких гарантий республика не получила. К тому же, подрядчика на выполнение работ пришлось бы искать по закону о госзакупках. Он серьезно мешает в реставрации культурных объектов, заявила нам архитектор-реставратор высшей категории.

Сгоревшая Успенская церковь в Карелии. Фото: Сергей Мятухин
Татьяна Вахрамеева, архитектор-реставратор высшей категории, кандидат архитектуры:

- Наше законодательство в этом отношении несовершенно. Все понакупали лицензии, из-за закона приходится выбирать такие, даже если на три рубля они дешевле готовы сделать. А некоторые ведь скидывают сумму заказа и на 25%. Потом, правда, начинают ныть, что денег не хватает, что не могут с таким бюджетом сделать качественно. Заказчик становится заложником этой ситуации. Поскольку велик процент подлинности, боялись, что попадется левая фирма, загубит церковь при реставрации, и тянули с работами.

«Руна» поинтересовалась у Татьяны Вахрамеевой, можно ли, по ее мнению, восстановить Успенскую церковь после столь серьезного пожара. Как отметила эксперт, это вполне возможно, но речь теперь идет не о подлинности, а о достоверности реставрации.

Татьяна Вахрамеева, архитектор-реставратор высшей категории, кандидат архитектуры:

- В зависимости от того, что спасут: если остается нижняя часть – можно обеспечить большой процент достоверности, но надо найти хороших мастеров. А подлинность – это другое. Какая она будет – это теперь вопрос. Но важно, что у нас ест много чертежей и обмеров Успенского храма.

Подлинность предполагает, что объект как можно меньше затронут различными работами, сохранил первоначальные материалы, форму и внешний вид. Именно к таким относился храм в Кондопоге, поэтому его ценность сложно переоценить. Второй критерий – достоверность, восстановление объекта в формах, конструкциях и материале, соответствующих первоначальным. Этот путь и ждет Успенскую церковь, но только если удастся сохранить нижнюю часть, как уже упомянула эксперт.

Сгоревшая Успенская церковь в Карелии. Фото: Сергей Мятухин

Архитектор-реставратор высшей категории Татьяна Вахрамеева также рассказала, что карельский Минкульт постоянно следил за состоянием храма в Кондопоге. Здесь установили защиту от молнии, рядом в будке ежедневно дежурил охранник. Неоднократно проводился ремонт крыши, внутри постройки устанавливали укрепления, неоднократно проводился мониторинг деформации. Также за церковью помогали следить специалисты музея "Кижи" и присылали верхолазов, чтобы бороться с протечками.

 



Расскажите друзьям!



Все события