Фото: gorod-novoross.ru
Истории

Житель Финляндии зверски убил в Карелии свою жену. С ее сыном он расправился у себя на родине

15.05.2018 Руна 1542 https://runaruna.ru/18993/

В апреле 2002 года Национальное бюро расследований Финляндии сообщило сенсационную новость: финский гражданин Антеро Тюппе признался в убийстве своего русского пасынка.

21 апреля 2000 года в одной из квартир в Костомукше был найден изуродованный труп местной жительницы. Тогда все подозрения пали на ее мужа, 50-летнего финна Антеро. Тогда же работники прокуратуры Костомукши обратились к правоохранительным органам Финляндии с официальным запросом об оказании помощи в расследовании. Выяснилось, что в прошлом Антеро уже отбывал наказание именно за убийство, причем финское правосудие признало его не вполне вменяемым, из-за чего он получил только три четверти срока, положенного за столь тяжкое преступление.

Младший, 12-летний, сын женщины незадолго до убийства матери был вывезен отчимом в Финляндию, где последний раз его видели за две недели до трагедии.

Финская полиция, подключившись к расследованию дела об убийстве костомукшанки и исчезновении ее сына, несколько раз допрашивала Антеро, но тот все отрицал, уверяя, что вернул мальчика матери. В апреле финн, как явствовало из материалов дела, действительно дважды посещал Костомукшу, но пересекал границу один: первый раз - для того, чтобы убить жену, второй - в неуклюжей попытке создать себе алиби.

Но прокуратура Костомукши неопровержимо доказала причастность Антеро к убийству женщины, после чего в начале 2001 года все документы по делу были переданы в Финляндию, как того требовали условия договора о сотрудничестве правоохранительных органов двух стран. Однако месяц проходил за месяцем, а генеральная прокуратура Финляндии не торопилась арестовывать соотечественника - возможно, из-за того, что дела об убийстве в этой стране не имеют срока давности. Однако за Антеро велось наблюдение и полиция прилагала серьезные усилия в попытке обнаружить тело исчезнувшего ребенка.

Тем временем в историю костомукшской семьи была вписана еще одна трагическая страница. Осенью 2001 года при достаточно загадочных обстоятельствах ушел из жизни старший сын убитой. Хотя его смерть была квалифицирована как несчастный случай на рыбалке, люди, близко знавшие эту семью, не могли отделаться от подозрения о суициде. Антеро мог ликовать, поскольку именно этот молодой человек должен был выступать главным свидетелем по делу об убийстве матери.

Еще в 2000 году Антеро перебрался в Хельсинки, поскольку в его родном городке Тохолампи на северо-западе Финляндии ни у кого не было сомнений в том, что именно он убил и свою жену, и ее сына. Дом мужчины много месяцев стоял пустой и был отключен от электричества. Но когда он сгорел, у финской полиции было достаточно оснований подозревать в поджоге именно хозяина. И хотя формально полиция задержала его по поводу умышленного поджога собственного дома, допросы велись и по всем прежним делам. Во время одного из таких допросов Антеро и признался, что убил мальчика в своем доме в Тохолампи. Сказал, что ночью задушил ребенка, тело разрезал на куски, поместил в пакеты и разбросал по лесу (место показал, останки были обнаружены). Как объяснил признавшийся, на него нашло минутное помешательство.

Суд принял решение арестовать финна. Но до последнего момента оставались сомнения, что убийца понесет заслуженное наказание. Его могли вновь признать психически неполноценным, а значит, и достаточно мягко наказать.

Антеро было предъявлено и обвинение в убийстве Тамары Сорокалетовой. Вот здесь подсудимый наотрез отказывался признать свою вину. На этот процесс в качестве свидетелей были вызваны несколько российских граждан, в том числе и костомукшанка Валентина Станиславская (фамилия изменена - прим. авт.).

- От суда осталось тягостное впечатление, - рассказывала потом женщина. - Такое ощущение, что убийца торжествует, празднует победу. Впрочем, может быть, просто я слабый человек. Но он совсем не похож на человека, которого обвиняют в страшном убийстве: сытый, здоровый, улыбающийся, даже холеный. В то время, когда я ждала своей очереди давать показания, столкнулась с ним глаза в глаза, когда его проводили по коридору здания суда. Он уперся в меня взглядом, злобно ухмыльнулся, а потом изобразил такой наглый жест... Это настолько поразило меня, что я некоторое время находилась в шоке, пришлось срочно принимать успокаивающее лекарство. Я не хотела идти давать показания в таком состоянии, но настояли. Потом я очень жалела, что согласилась. Мой допрос в суде длился очень долго, часов пять, и у меня порой все просто плыло перед глазами, я с трудом понимала, о чем идет речь. Наконец, сказала, что больше ничего говорить не буду, очень устала. После этих моих слов Антеро и его адвокат радостно пожали друг другу руки. Правда, на другой день, когда суд продолжился, я объяснила судьям мое вчерашнее состояние, попросила суд принять это во внимание, ответила на оставшиеся вопросы.

- Я думаю, что Антеро всё хорошо рассчитал, признаваясь в убийстве ребенка, он очень хитер, этот оборотень. Ему просто некуда было деваться: ведь он привез его в Финляндию, к себе домой, а обратно в Костомукшу не отвозил, нет на границе таких данных. Вот он и сознался. При этом, конечно, он уверен, что его признают психически ненормальным, тогда срок будет небольшой, - размышляла женщина. - В убийстве жены он, конечно, никогда не признается. А я, к сожалению, видимо, не смогла на суде защитить ее память, доказать суду, что перед ним хладнокровный убийца, у которого с психикой все в порядке - ему просто нравится убивать. У меня предчувствие, что этот оборотень выкрутится и еще убьет кого-нибудь.

Но в 2003 году справедливость восторжествовала, и гражданин Финляндии был приговорен к пожизненному тюремному заключению за убийство жены и ее 12-летнего сына. Суд счел неопровержимыми доказательства, представленные российскими и финскими следователями, а проведенная в ходе разбирательства психиатрическая экспертиза признала, что Антеро может и должен нести ответственность за совершенные преступления.

По финским законам правом помилования наделен лишь президент страны, а исходя из сложившейся практики, прошения по подобным делам вообще не рассматриваются, пока осужденный не проведет за решеткой лет 13-14. Теоретически он уже мог попросить его помиловать.


Расскажите друзьям!



Все события