События

Костомукшский ГОК подвел под «уголовку» лидеров независимого профсоюза, а прокурор Карелии это одобрил? Осужденные говорят, что их банально подставили

08.05.2018 Сергей Мятухин 1020 https://runaruna.ru/18495/

Две недели назад, 25 апреля, в Костомукше осудили руководителей независимого профсоюза «Справедливость» Александра Щуплова и Якова Юрьева. Щуплов был председателем профсоюзной организации на комбинате, а Юрьев — его заместителем. Суд признал мужчин виновными в покушении на особо крупное мошенничество и приговорил к трем годам условного срока, поставив крест на их профсоюзной деятельности.

Однако чем в действительности было это уголовное дело — борьбой с коррупцией или устранение неугодных — вопрос, как говорится, открытый.

Золотая первичка

Как следует из материалов дела, в вину руководителям профсоюза вменили попытку завладеть деньгами «Карельского окатыша» — 14 млн рублей, которые во время встреч с руководством ГОКа они потребовали взамен за ликвидацию профсоюзной организации, где состояло всего лишь 15 человек (нехилая сумма — примерно по 1 миллиону за каждого члена, получается).

В противном случае, утверждало гособвинение, Щуплов и Юрьев обещали развить бурную профсоюзную деятельность — создать большие проблемы с аттестацией рабочих мест и дойти вплоть до пересмотра коллективного договора. А это грозило комбинату большими финансовыми потерями, уверяли следствие представители «Карельского окатыша».

Александр Щуплов и Яков Юрьев. Фото: Руна

И вот закон, кажется, восторжествовал — нечистые на руку профсоюзные вожаки посрамлены и наказаны. На этом бы можно было остановиться и поаплодировать следователям, раскрывшим очередное коррупционное преступление. Однако если выслушать самих руководителей независимого профсоюза — в прошлом простых работяг с ГОКа — и заглянуть в материалы уголовного дела, то может сложиться другое мнение: будто их сознательно подставили, соблазнив шестизначными суммами.

И в самом деле — желающих получить за так несколько миллионов рублей всегда и везде будет предостаточно. Правда, мало кто при этом понимает, что большие деньги даром с неба не подают. Так было и в этом случае.

Три директора

Послушаем самих профсоюзников. В своих показаниях на следствии (есть в распоряжении «Руны») Яков Юрьев рассказал, что конце 2016 года в костомукшский профсоюз «Справедливость» стали устно обращаться работники «Карельского окатыша».

Оказалось, что после проведенной аттестации рабочих мест людей вдруг лишили 10-дневного отпуска за вредность. Обеспокоенный этим профсоюз «Справедливость» написал несколько запросов в адрес «Карельского окатыша» и попросил предоставить копии карт аттестации рабочих мест, что вызвало беспокойство на ГОКе и предложение встретиться.

Во время ряда таких встреч с тремя директорами «Карельского окатыша» — Геннадием Потаповым (по «обеспечению бизнеса», а фактически — по безопасности и контактам со спецслужбами), Александром Дмитриевым (по правовым вопросам) и Андреем Филоновым (по коммерции) — лидеров профсоюза спрашивали, с чем связаны их запросы. Уже на первой встрече, если верить Юрьеву, они с Щупловым получили предложение — «перевести отношения на коммерческую основу». Правда, директора ГОКа утверждают противоположное — что о переходе «на коммерческую основу» заговорили не они, а профсоюзники (кто тут говорит правду, попробуем разобраться ниже).

Фото: sputnik. by

Заключалась же «коммерческая основа» в том, что Щуплову и Юрьеву выплатят на двоих 14 млн рублей, после чего они должны будут прекратить свою деятельность и ликвидировать профсоюз на Костомукшском ГОКе. Деньги должны были поступить по безналичному расчету на счет И П Щуплова (у него есть небольшой строительный магазин в Костомукше) в качестве оплаты фиктивного договора на поставку стройматериалов — добавки-пластификатора для бетона. Такой вариант передачи денег предложило руководство предприятия.

Однако при финальной встрече 15 декабря 2016 года в одном из кафе Костомукши, куда Щуплов и Юрьев пришли с документами о ликвидации профсоюзной организации, а три директора «Окатыша» должны были принести бумаги, подтверждающие перевод первого транша, нагрянули полицейские и задержали представителей «Справедливости».

Кто сказал «мяу»?

Показания Якова Юрьева и его версию о том, что деньги предложил именно «Карельский окатыш», а не они с Щупловым вымогали их у предприятия, подтверждают несколько важных деталей, в которых, как известно, может быть сокрыто очень многое.

Самая важная из них — в протоколе очной ставки между директором по безопасности Геннадием Потаповым и Александром Щупловым. Во время нее адвокат Щуплова Константин Кибизов задает вопрос директору по безопасности, делали ли представители «Карельского окатыша» предложение руководителям профсоюза перевести отношения на коммерческую основу? Сначала Потапов вроде как отвергает такую возможность, но затем фактически говорит противоположное, ссылаясь на ранее имевшийся опыт переговоров с другим независимым профсоюзом — «Соцпрофом», который существовал на «Карельском окатыше» до «Справедливости». Процитируем эти слова Геннадия Потапова (с сохранением пунктуации как в протоколе очной ставки).

Фото: udm-info.ru

— Предложения о переводе отношений на коммерческую основу не было. Данная тема звучала в ходе разговора 21.11.2016 года. Кто-то из представителей АО «Карельский окатыш» спросил у Щуплова А. Г. и Юрьева Я. Я.: «Вы что хотите перевести отношения на коммерческую основу». Щуплов и Юрьев ответили на это утвердительно. Этот вопрос возник в связи с тем, что ранее представители ППО «Соцпроф» уже предлагали представителям АО «Карельский окатыш» снизить напряженность среди работников предприятия за определенную плату. Конкретно от Щуплова А. Г. и Юрьева Я. Я. ранее таких предложений к нам не поступало, — заявил во время очной ставки Геннадий Потапов.

О чем говорят эти показания директора по безопасности? О том, что лидеры независимого профсоюза никаких сомнительных предложений руководству ГОКа никогда не делали. Однако директора «Окатыша» по своему опыту уже знали, что руководители любого профсоюза теоретически могут за большие деньги отказаться от защиты трудовых прав своих товарищей, и поэтому стали делать соответствующие предложения Щуплову и Юрьеву. Эта важная деталь сильно подрывает позиции обвинения, заставляя сомневаться в версии следствия, но суд почему-то не придал ей значения.

И еще два небольших штриха к этому делу. Сначала его возбудили по статье о коммерческом подкупе, хотя профсоюз никакой коммерческой организацией не является и эта статья Уголовного кодекса к нему никак не подходит. И лишь через 10 месяцев дело переквалифицировали в мошенничество — такое ощущение, что следователи не знали, под какую статью подогнать эту историю.

Карен Габриелян. Фото: rk.karelia.ru

Интересно еще, что обвинительное заключение по уголовному делу в отдаленном карельском городе утверждал лично прокурор республики Карен Габриелян, который делает это, как правило, в очень значимых случаях (например, при уголовном преследовании крупных карельских бизнесменов и политиков). Была ли таким случаем костомукшская история — очень сомнительно.

Зато она была очень важна для «Северстали» и ее дочки — «Карельского окатыша», с которыми правоохранительные органы, судя по этому уголовному делу, находятся в хороших отношениях. Не зря же директор по безопасности Геннадий Потапов на следующий день после «перевода отношений» с профсоюзом «на коммерческую основу» пришел в МВД, обвинил Щуплова и Юрьева в коммерческом подкупе, а правоохранители возбудили дело именно по этой статье и вели по ней следствие 10 месяцев.

Нет зверя страшней забастовки

Почему же руководители ГОКа так опасались маленького профсоюза, в котором было всего 15 членов? (Для сравнения на всем комбинате работает почти 3 тысячи человек.)

Для того чтобы ответить на этот вопрос, нужно отмотать 10 лет назад и вспомнить предысторию появления в Костомукше «Справедливости». Этот профсоюз, как уже говорилось, возник вместо другого профсоюза — «Соцпроф», в котором Щуплов и Юрьев состояли до этого.

В 2008 году «Соцпроф» организовал на Костомукшском ГОКе «итальянскую забастовку», в результате которой перестали работать машинисты локомотивов и предприятие встало перед угрозой полной остановки. «Карельский окатыш» тогда понес большие убытки — не менее 500 млн рублей и, естественно, опасался повторения чего-либо подобного. Одна мысль об этом заставляла очень сильно волноваться администрацию предприятия.

Фото: gov.karelia.ru

К тому же закоперщиками новой забастовки могли стать хорошо известные руководству «Окатыша» Щуплов и Юрьев, с которыми предприятие уже сумело расстаться по разным поводам. Машиниста мельницы дробильно-обогатительной фабрики Якова Юрьева уволили еще в 2008 году (в год забастовки) с формулировкой за «систематическое неисполнение обязанностей». А машинист буровой установки Александр Щуплов ушел на пенсию в 2011 году — в связи с профнепригодностью по состоянию здоровья.

Возобновление активности двух бывших работников предприятия, которые в последние годы в основном занимались торговлей в строймагазине и в 2016 году стали снова активничать, вряд ли входило в планы «Карельского окатыша». В своих показаниях директор по безопасности Геннадий Потапов говорит об этом открытым текстом — предприятие очень не хотело, чтобы кто-то подверг сомнению недавнюю спецоценку условий труда, которая, на взгляд профсоюза, ущемляла права работников. Потому что новая оценка потребовала бы миллионных затрат.

О том, насколько на ГОКе не хотели отвечать на соответствующие запросы профсоюза, говорит то, что карты аттестации рабочих мест «Справедливости» так и не предоставили — якобы потому что на это пришлось бы извести много бумаги. Даже предписание трудовой инспекции не смогло заставить «Карельский окатыш» дать документы профсоюзу — ГОК безуспешно пытался оспорить это предписание в суде. Надо ли после этого еще как-то пояснять ту глубокую нелюбовь, с которой «Карельский окатыш» относился к независимому профсоюзу и его деятельности?

Кто кого обманул?

Я не собираюсь здесь делать вывод о том, что лидеры костомукшской «Справедливости» в этой истории были только белыми и пушистыми, а их так грубо подставили. Вовсе нет.

Потому что уголовного дела вообще бы не было, если бы профлидеры не поддались на соблазн получить по 7 миллионов на брата, а были бы до конца последовательны в защите интересов работников предприятия. К тому же они составили документы о ликвидации профсоюза без необходимого в таком случае собрания — то есть не поставили в известность своих товарищей, а решили все сами. С другой стороны, очевидно, что Александра Щуплова и Якова Юрьева подталкивали к этим действиям, расставляя перед ними западню, в которую они в итоге и угодили.

Фото: kommersant.ru

Но можно ли было за это судить профлидеров, — вопрос неоднозначный. Как заявил на суде уже упомянутый адвокат Константин Кибизов, все совершенное Щупловым и Юрьевым лежит за пределами Уголовного кодекса — в области морали, а не права.

Потому что вмененное им в вину мошенничество было совершено, по версии следствия, путем обмана, которого, как считает адвокат, на самом деле здесь не было. Или — если точнее, — он был, но со стороны «Карельского окатыша».

Ведь это «Окатыш» посулил профлидерам по 7 миллионов, изначально не собираясь перечислять никаких денег, как следует из материалов дела. Тогда как Щуплов с Юрьевым были готовы прекратить свою профсоюзную деятельность и предприняли для этого ряд действий.

Так что еще не известно, кто же и кого обманул в этой истории.


Расскажите друзьям!