Фото: screen-ad.ru
Жизнь

Маме ребенка с эпилепсией пришлось объясняться за неиспользованные капли. Минздрав Карелии закупил ее ребенку дешевый аналог, из-за которого он рискует снова попасть в больницу

03.05.2018 Руна 1244 https://runaruna.ru/18086/

Тяжелая ситуация сохраняется в Карелии в связи с обеспечением бесплатными лекарствами взрослых и детей с инвалидностью. Помимо задержек с закупками, о которых «Руна» уже не раз сообщала, ведомство ввело в практику заказывать вместо оригинального препарата, прописанного врачом, его аналог, так называемый дженерик, который зачастую не только не помогает, но и срывает многолетнюю ремиссию у людей со сложными диагнозами.

У ребенка Натальи Микитенко диагностирована эпилепсия, которая в течение 2,5 года была купирована выписанным препаратом кеппрой в сиропе. Перебои с получением лекарства начались с начала 2018 года. В январе семье Натальи перестали выдавать препарат, хотя он, по официальным бумагам, был закуплен до мая 2018 года. Отказ чиновники объяснили тем, что, по их расчетам, у ребенка ежемесячно должны оставаться 90 миллилитров недопитого препарата, сообщает «Учительская газета».

Наталья Микитенко, мама ребенка с инвалидностью:

— Специалисты Минздрава высчитали все миллилитры, которые остаются от целого флакона, который раньше всегда выдавался ровно на месяц! Да, если считать по рецепту, ребенку положено 210 мл в месяц, во флаконе 300 мл, но по факту в конце месяца практически ничего не остается. В связи с тяжестью состояния ребенку сложно выпить препарат, — удивляется Наталья.

В апреле 2018 года, когда и по расчетам Минздрава у ребенка Натальи Микитенко закончился кеппрой, выяснилось, что правительство вместо оригинального препарата стало закупать его аналог. По словам Натальи, ее ребенок испробовал множество лекарств, а эпилепсия уже приняла сложную форму, спасает от которой конкретный препарат. С препаратом кеппрой семье удалось добиться того, что медикаментозная ремиссия длится уже 2,5 года, но как организм среагирует на его замену, сказать сложно. При этом флакон оригинального лекарства стоит 3,5−4 тысячи рублей.

Наталья Микитенко, мама ребенка с инвалидностью:

— Ни одна мама не захочет рисковать и экспериментировать, когда достигнута ремиссия и ребенок стабилен в ней. Слишком дорого нам даются эти ремиссии! От безвыходности ситуации — флакон препарата стоит порядка 3,5−4 тыс. рублей, несколько детей начали принимать выданный Минздравом аналог левитерацетама и получили срыв ремиссии. Данные случаи в настоящий момент наблюдаются, ведется работа по купированию генерализованных приступов. Мамы имеют на руках записи в медкартах об обязательности получения оригинальных препаратов, но, несмотря на это, получают аналоги.

Слова Натальи об ухудшении состояния детей с эпилепсией подтвердила петрозаводчанка Марина Кузнецова, чей сын также болен тяжелой формой эпилепсии. Марина не знала, что для того, чтобы получить необходимое лекарство для ребенка, врач должен сделать пометку о назначении конкретного препарата. В сложившейся ситуации, по данным издания, врачи неохотно делают эту приписку на рецепте о единственно нужном лекарстве, а несколько детей уже попали в больницу с приступами. Родители задаются вопросом: не исчерпывается ли экономия от закупки более доступных дженериков содержанием детей на больничных койках?

Тем временем в Минздраве Карелии никаких рекомендаций, как быть людям, страдающим от более дешевых аналогов, не дают. По итогам встречи экспертов региональной рабочей группы ОНФ «Социальная справедливость», представителей пациентских и аптечных организаций, медицинских учреждений, а также представителей республиканского Министерства здравоохранения выходят пресс-релизы, в которых отмечают проблему, но не дают вариантов ее решения. Юрист КРОО «Согласие» Светлана Соловьева уверена, что в ведомстве прекрасно знают о ситуации, но решать ее приходится только в индивидуальном режиме в судах.

Юрист КРОО «Согласие» Светлана Соловьева:

— Все эти цифры, озвученные на встрече, это всё слова. По сути не учитываются реальные потребности людей, которым необходимы лекарства. Вопрос в республике стоит остро с 2014 года. Мы судимся, доказывая, что инвалиды имеют право на получение необходимых для жизни лекарств.

Расскажите друзьям!

Все события