Фото: Kazned.ru
Истории

«Он посмотрел на меня. Глаза были звериные». Заключенные в Карелии убили старшего на глазах у инспектора

14.04.2018 Руна 1232 https://runaruna.ru/16778/

В апреле 2006 года в Надвоицкой колонии № 1 трое заключенных (молодые парни 22−24 лет) убили человека прямо в стенах исправительного учреждения. Что примечательно, все трое хорошо зарекомендовали себя в колонии и работали дневальными.

Дневальные — это отряд заключенных, который следит за порядком в учреждении. Работа не оплачивается, но хорошо поощряется. Дневальные не живут по режиму: свободно передвигаются по колонии, постоянно находятся на свежем воздухе и их не обыскивают. Но самое главное — работа дневальным дает зэку надежду на условно-досрочное освобождение.

Отрядом руководит старший дневальный — тоже заключенный. Он сам набирает к себе людей и раздает поручения. Отдел безопасности колонии должен следить за тем, чтобы старший не перегибал палку.

Погибший как раз и был старшим дневальным. Если верить заключенным, выступавшим впоследствии в суде в качестве свидетелей, дневальные были для него «дойными коровами». Они добывали ему продукты, изготавливали заточки, меняли его старые вещи на обновки других зэков. При этом мужчина нередко оскорблял подчиненных.

Незадолго до своей смерти старший решил сократить количество дневальных. Оказалось, руководство недосмотрело, и вместо положенных 8−9 человек на работу приняты аж 17 заключенных. Среди тех, кого собирался «уволить» погибший, и были его будущие убийцы.

В тот злополучный день троица отправилась к старшему на пост, чтобы поговорить. Однако разговор не получился. Перекинувшись парой фраз, один из заключенных начал бить мужчину заточкой. Другой орудовал шилом. В общей сложности молодые люди нанесли своему начальнику около сотни ударов.

Когда другие заключенные поняли, что на посту неладно, о происходящем сообщили находившемуся неподалеку инспектору — дежурному по производственной зоне. Тот немедленно отправился на пост.

— Когда я открыл дверь, погибший лежал на животе, — рассказывал на суде инспектор. — Парни сидели на корточках и наносили ему удары. Я ни разу в жизни такого не видел и, конечно, был шокирован. Я им сказал: «Мужики, вы что делаете? Прекратите!» Они посмотрели на меня. Глаза были звериные.

По словам инспектора, он закрыл дверь и отбежал от поста, чтобы рассказать о происходящем коллегам. Но через минуту троица сама вышла из помещения. Молодые люди сообщили, что идут сдаваться. Пока шли, отрывали нарукавные знаки.

— Они шли с гордым видом, — рассказывал инспектор, — с высоко поднятыми головами. По дороге еще сказали: «Все, он теперь не выживет». Ни страха в глазах, ничего не было.

По словам заключенного, который и начал наносить удары погибшему, у него была веская причина кинуться с заточкой на старшего дневального.

— Мы хотели прийти к какому-то компромиссу и, возможно, остаться в дневальных, — рассказал молодой человек во время судебного заседания. — Я предложил ему найти общий язык, на что он ответил: «Я сам знаю, что делаю. Закрой свой рот, животное!»

По словам заключенных, слово «животное» среди них обозначает самого худшего человека, морально и физически униженного. Плюс ко всему оно применяется еще и в отношении сексуальных меньшинств.

На это слово, утверждал убийца, он и среагировал. Выхватил заточку из левого рукава и ударил старшего в бок, от чего тот упал в кресло. Далее понеслись удары.

— На меня какая-то волна нахлынула. Я не считал удары. Это мне на следствии сказали, что их было шестьдесят, — говорил парень. - Помню, когда рука устала, я крикнул, чтобы держали ноги. А бить перестал после того, как на пост заглянул инспектор. На тот момент я вообще ничего не понимал.

Примерно то же самое рассказал и второй парень. Однако он так и не смог объяснить, зачем присоединился к бойне. Говорил, пришел с отчетом за день, старший дневальный начал его читать, потом он услышал слово «животное» и увидел, как на мужчину посыпались удары.

— Я думал, он его кулаком бьет, а потом кровь увидел, - пояснил Парень. - Я схватил шило, загнул его о батарею, ткнул и выкинул. Старший вскрикнул или пискнул. Это был сдавленный крик. От происходящего я испытал шок. Свои действия объяснить не могу.

— Может быть, ударов было больше? — поинтересовалась государственный обвинитель.

— Может быть, но я этого не осознавал.

— Вам предъявлены 29 ударов, не много?

— Не знаю. Но я не исключаю, что все удары нанес я.

Третий заключенный в отличие от своих товарищей, старшего не бил. Его вина заключалась в том, что он подчинился приказу держать жертву за ноги.

— Я был испуган, — объяснял парень. — Не проявлять же геройство, когда у человека такой предмет в руках. Я схватил ноги всего на несколько секунд. Потом отошел.

Судья учла возраст, а также недосиженные за предыдущие преступления сроки и вынесла приговор. Двоим назначила 23 года (!) лишения свободы, а тому, что держал ноги, — 18 лет. Без слов, слез и эмоций. Когда эти ребята выйдут на свободу, им будет под пятьдесят.


Расскажите друзьям!



Все события