Жизнь

Жертвоприношение

27.03.2018 Александр Фукс 6858 https://runaruna.ru/15041/

Пожар в доме престарелых в Коми. Пожар в доме престарелых в Красноярске. Пожар доме престарелых в Ивановской области. Пожар в «Хромой лошади». Пожар в торговом центре «Адмирал» в Казани. Пожар в Останкино. Гибель «Булгарии». Трагедия на Сямозере. Жертвоприношение в Кемерово. Список можно продолжать долго. И все это не теракты, не война и не стихийные бедствия. Все это продукт адовой смеси жадности, трусости и пофигизма, который мы с нежностью называем потешным словом «авось».

У кого-нибудь укладывается в голове, как можно закрывать двери в кинозал? Чтобы не проникали безбилетники? Чтобы не оштрафовали проверяющие? Это же так разумно замуровать единственный выход из черного ящика. И, главное же, у нас по любому случаю такие жесткие инструкции. Все предприятия как чумы боятся пожарной проверки, так как пожарные по-любому найдут какой-нибудь изъян. Пожарные — идеальный инструмент борьбы с нелояльными и с непонятливыми. Страна, в которой государственный рэкет принят за норму, замечательно использует пожарных инспекторов как рэкетиров. Но если вы платите хорошо и регулярно, то гори оно все огнем. Настоящим огнем. Всем по фиг.

Билетерши заперли двери и отлучились, охранник отключил сигнализацию и сбежал, запасные выходы закрыли и начали показывать мультик «Шерлок Гномс». Родители, словно библейский Авраам, отводили своих детей на жертвенный алтарь, где тех просто сожгли. И все это вроде бы не со зла. Все это вроде бы по простоте душевной.

Можно усадить детей в шторм на катамаран, а когда они пропадут в волнах, позвонить не спасателям, а начальнице. Чтобы не заругала. А начальнице тоже можно не звонить спасателям. Чтобы шуму не было. Ведь дети еще, может быть, не умрут, а шум — это так хлопотно.

Можно посадить людей в дырявый теплоход и пустить по Волге. Авось не утонут. Авось не сгорят. Авось рассосется. А когда не рассасывается, народ две недели шумно переживает, власть судит трех стрелочников, и все вместе мы продолжаем дальше гордиться своими сплетенными на скрепах авоськами.

Трагедии случаются везде. Во всем мире происходят несчастные случаи. Но надо же делать какие-то выводы. Если люди являются ценностью, если человеческая жизнь дорога, то несчастные случаи не происходят столь часто. Но если из года в год ничего не меняется, то это очевидный симптом очень серьезной болезни. И суть этой болезни заключается в том, что нашему обществу ментально плевать на людей.

Власть не спустили к нам с Марса. Власть — это мы. Мы их выбираем, мы их терпим, а значит, мы сами в массе своей такие же. Нет, мы, конечно, жалеем погибших, мы даже плачем и ругаем тех, кто не заплакал, но радость от приращивания земель или от бомбардировки сопредельных государств для нас более значима, чем горе от гибели нескольких десятков детей. Нет-нет, конечно, лучше бы никто не погибал. Да, жалко, что у нас все время кто-то погибает. Но ведь зато Россия может кого угодно превратить в радиоактивный пепел. А это так здорово.

Нас так воспитывали, что большинство из нас уверено: ради победы страны можно пожертвовать любым количеством людей. Люди — это материал, предназначенный для строительства и укрепления державы. Из человеческих тел мы строили Петербург, ДнепроГЭС и ББК. Человеческими телами высушивали болота и затыкали амбразуры. Наша ментальность не привыкла считать людей. Но она привыкла гордиться страной. Помните, в «Разгроме» у Фадеева нужно было сохранить отряд как боевую единицу. Не людей, а отряд. Нельзя пожертвовать отрядом ради сохранения жизней людей. Но можно пожертвовать людьми ради сохранения знамени. Это психология основной массы нашего народа. А потому можно отправлять по Волге дырявые теплоходы, расселять инвалидов на верхних этажах старых домов престарелых, не звонить спасателям в шторм и запирать двери в кинозалах. Авось не сгорят.

А сгорят, так бабы еще нарожают. Им не привыкать.

Расскажите друзьям!

Все события