Михаил Баранов
События

Уголовное дело в Фонде капремонта Карелии напоминает отчет для галочки, нежели борьбу с коррупцией. «Руна» пообщалась с главным подозреваемым

28.02.2018 Руна 1186 https://runaruna.ru/12387/

Как мы уже сообщали, в Карелии возбуждено уголовное дело по статье 159 УК РФ «Мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере». В МВД Карелии «Руне» подтвердили эту информацию, отметив, что дело возбуждено по факту, а не в отношении кого-либо. При этом назвать фамилии и рассказать подробности категорически в интересах следствия отказались. Никаких подробностей не рассказали и в самом фонде капремонта, подтвердив, однако, что в ведомстве «идут мероприятия», связанные с делом.

«Руне» удалось пообщаться с главным подозреваемым по этому делу. Он, оказывается, все-таки есть — это экс-руководитель Фонда капремонта Карелии Михаил Баранов. Факт предполагаемого мошенничества с его стороны произошел в 2015 году.

— Да, я действительно подозреваемый по этому делу. Уголовная статья 159, часть 3. Статья состоит из двух частей — либо с использованием служебного положения, либо с нанесением крупного ущерба. Мой случай — с использованием положения. О крупном ущербе речи не идет.

— В чем вас подозревают?
— В том, что в 2015 году я некорректно отчитался за деньги фонда по расходам на бензин для служебного автомобиля во время нескольких поездок по работе в Санкт-Петербург. Я тогда сам был за рулем. У меня было несколько таких поездок в Санкт-Петербург. Я некорректно отчитался по ним. В один из дней я возвращался из Петербурга после встречи с проектировщиками в субботу. Это был нерабочий день, а я потратил деньги на заправку авто.

Были еще несколько поездок, где есть нестыковки. В частности, вместо Санкт-Петербурга в путевом листе была указана поездка в Лоухи. Плюс служебная поездка по маршруту Петрозаводск — Ледмозеро — Петрозаводск. Там тоже нестыковка. Я не перепроверил путевые листы, которые оформлял работник бухгалтерии.

— О каких суммах идет речь? В каких растратах вас подозревают?
— В первоначальной версии речь шла о сумме около 11 тысяч рублей, по которой были вопросы. Сумма всплыла по итогам проверки Счетной палаты в августе. Как только мне сообщили, что есть спорные вопросы, я сразу возместил эти деньги. Но сейчас по совокупности вопросы есть по 4500 рублей.

Формально следователи правы, здесь и говорить нечего. Они выполняют свою работу. Я допустил халатность в оформлении документов. Статья 159 не предусматривает сумму: даже если речь идет о 30 копейках, это уже состав преступления. Только вот следствию надо еще доказать, что я смошенничал. Но это ведь не так.

Скриншот из акта проверки счетной палаты

— Тогда объясните как? Куда вы ездили в Санкт-Петербург и почему произошла, как вы говорите, нестыковка?
— В Санкт-Петербурге я встречался с проектными организациями. Тогда, в 2015 году, многие карельские проектные организации отказывались участвовать в конкурсах, порядка 20 конкурсов были признаны несостоявшимися. Я вынужден был искать проектировщиков в Санкт-Петербурге. И, надо сказать, это получилось. После этого ни одного срыва с конкурсами не было.

Что касается денег на бензин, то тут все просто. Я возвращался в выходной день. У меня был вариант: либо официально оформить себе рабочий день, командировку, оплатить ее в двойном размере, выплатить суточные, либо рабочий день не оформлять, просто отчитаться путевым листом и чеками за бензин. Я тогда выбрал второй вариант. Сейчас бы выбрал первый. Фонд бы потратил больше денег, но уголовного дела не было бы. Да, это недальновидность с моей стороны, но это формальные вопросы, тогда у нас была логика — экономить деньги.

— Когда вы узнали об уголовном деле?
— В декабре прошлого года. Я работаю сейчас в Санкт-Петербурге. Там и узнал. Но сначала была проверка Счетной палаты, которая и выявила нарушение. Повторюсь, я сразу возместил сумму. Но в декабре появилось уголовное дело. Меня сначала вызывали в качестве свидетеля, а 26 февраля вызвали уже в качестве подозреваемого.

— Были ли какие-нибудь обыски?
— Ну, какие обыски? Все путевые листы и чеки на месте. Обыскивать нечего. Я не в бегах. Следователи — люди адекватные, они все понимают, просто выполняют свою работу. Честно и пристально выполняют, надо сказать. Я их понимаю. Разумеется, никто меня не прессует и не давит на меня. Все очень корректно. Я ведь понимаю, что к фонду сейчас внимание повышенное. Формально есть нарушение. Я его не отрицаю. Допустил халатность в оформлении документов.

— Вы сейчас под подпиской о невыезде?
— Я не под подпиской. Я не опасный человек, само криминальное действие не того масштаба, деньги я возместил.

— Тем не менее вы осознаете, что вам грозит до шести лет лишения свободы, не говоря уже об уголовной статье?

— Конечно, я это понимаю. И это, мягко говоря, неприятно. Повторюсь: по всей стране идет кампания по борьбе с коррупцией. Статья, по которой возбуждено дело, очень, можно так сказать, красивая. В отчетность кому-то обязательно пойдет. Но в моем случае, я все же надеюсь, что здравый смысл победит. Готов во всем разобраться и помочь следствию.

От редакции добавим, что органы следствия в настоящий момент комментариев не дают. Идет разбирательство. Тем не менее уже сейчас можно сказать, что громкая информационная бомба о коррупции в фонде капремонта, прогремевшая вчера, по факту может оказаться мелкой дробиной. Ни крупного ущерба, ни каких-то масштабных махинаций с деньгами плательщиков, ни коррупционных схем в этом деле, по крайней мере, пока не выявлено. Есть только «красивая» статья и факт борьбы с коррупцией.



Расскажите друзьям!



Все события