События

«На самоубийцу и камикадзе непохож». Пробелы уголовного дела Андрея Нелидова

27.02.2018 Руна 1049 https://runaruna.ru/12234/

На этой неделе экс-директору музея «Кижи» Андрею Нелидову и его бывшему советнику Ивану Романову огласят приговор. Примечательно, что произойти это должно в день рождения последнего.

Обычно, когда речь идет о взятках, в уголовных делах все более или менее ясно: хотя бы потому, что есть люди, которые понимают, кому и за что они платили. В случае с Нелидовым все изначально выглядело более чем запутано.
— Есть факты, есть какие-то люди, которые передали деньги, но ведь бывает по-разному, — говорил во время продлений мер пресечения Андрей Нелидов. — Я хочу дожить до суда. Я хочу свою точку зрения донести. Я хочу рассказать, как все было на самом деле, и услышать решение: виновен я в своем преступлении или же я герой. Или хотя бы чтобы люди услышали о том, как было на самом деле, и вне зависимости тогда от решения осталось какое-то общественное мнение — а что же было на острове Кижи? Иначе я так и умру бывшим губернатором, который почему-то стал мелким жуликом в одночасье.

Напомним, что Андрея Нелидова обвиняют в получении многомиллионных взяток от одной из предпринимательниц, работающих на острове. Ивана Романова — в посредничестве. По версии следствия, Романов, выполнявший на острове не только роль советника Нелидова, но и роль арендатора входной зоны острова, договаривался со своим субарендатором — Татьяной Астратенок о взятках для директора музея. Таким образом, женщина платила и Романову, официально переводя деньги на счет подконтрольной ему организации, и Нелидову, принося деньги наличкой. Последний якобы получал плату за то, чтобы у Астратенок был пропуск на остров, и за то, чтобы директор не отозвал согласие на сдачу в субаренду торговых помещений, в которых трудилась предпринимательница.

Самая интересная ситуация с пропусками. Ни один из допрошенных в суде свидетелей — из тех, кто работал и продолжает работать на острове, не сказал о том, что этот документ был хоть сколько-нибудь значим. Его никто нигде не требовал. Кто-то его даже не получал и при этом беспрепятственно работал. Поэтому, конечно, утверждение о том, что Астратенок платила миллионы за пропуск, выглядит как минимум неубедительно. А остальные тогда почему ничего никому за этот документ не платили?

Что же касается «отзыва на согласие», то здесь, с точки зрения стороны защиты, Астратенок и вовсе нечего было опасаться:
— Необходимо понимать, что для отзыва уже данного согласия сроком на 5 лет, то есть на весь срок действия договоров аренды, необходимы мотивированные причины, такие как, например, нецелевое использование помещений субарендаторами и другие, в противном случае такой отзыв согласия на совершение сделки будет являться очевидным злоупотреблением права со стороны арендодателя, то есть музея.
Иначе говоря, не мог Нелидов ничего отозвать.
Тогда за что он брал деньги?

— Когда Андрею Витальевичу предъявляли обвинение, следователи столкнулись с тем, что они установили, что он взял деньги, а вот за что, непонятно, — отметил один из адвокатов Нелидова.

Это «непонятно», кстати, понятнее в процессе судебного следствия не стало.

По версии подсудимых, все так нескладно получается потому, что следователь назвал взяткой обычные субарендные платежи. Да, часть денег Астратенок должна была отдавать Романову (изначально ведь речь шла о том, что платить Татьяна будет именно ему, Нелидов начал собирать деньги за товарища только после его ареста) наличкой. Так предприниматель уходил от налогов.

— Если бы вся сумма арендных платежей поступала на расчетный счет ООО «ЛВК «Петровский», то с этих сумм организация в силу положений Налогового кодекса России обязана была бы заплатить 18% НДС и 20% налога на прибыль. Вводя наличные расчеты по договорам субаренды, Романов банально выводил их из-под налогообложения, то есть уклонялся от уплаты налогов, что, безусловно, неправильно и противоправно, но не преступно, поскольку сумма неуплаченных налогов не достигала ущерба для данной категории преступления, — заметил адвокат Дмитрий Ильин.

Примечательно, что Астратенок начала работать с Романовым не в 2015 году,
когда, по версии следствия, у Андрея Нелидова началась карьера взяточника, а годом ранее. За сезон 2014 года предпринимательница перечислила Ивану Николаевичу 2 миллиона рублей, передавая деньги точно таким же способом (часть — наличкой, часть — на расчетный счет предприятия). И к этому периоду у стражей порядка претензий нет. Никто не подозревает, что наличка предназначалась Нелидову. Взяткой названы платежи только 2015 года (они, конечно, за год существенно выросли, но ведь и объекты, сдаваемые в субаренду, значительно изменились). Почему? С чего вдруг Романов, год забиравший все субарендные платежи себе, после того, как финансово вложился в объекты, вдруг решил большую часть этих платежей отдавать Нелидову? Ну не иначе, как советник сошел с ума.

Подсудимым кажется очевидным, что все деньги предназначались именно Романову: это ведь он без копейки бюджетных денег фактически заново отстроил входную зону острова из дорогущего материала. И вложенные миллионы (Иван Романов говорит, что строительство обошлось ему примерно в 15 миллионов рублей) нужно было возвращать, в том числе тем, кто их советнику одалживал. К слову, никаких сомнений в том, что в строительство вкладывался именно Романов, нет: это подтвердили свидетели, среди которых были и его кредиторы.

Примечательно, что Астратенок в качестве хорошей кандидатуры на роль субарендатора Романову рекомендовал бывший высокопоставленный сотрудник республиканской ФСБ. И после этого из всех предпринимателей на острове Иван Николаевич именно с нее начинает собирать взятки для Нелидова.
— Романов либо тогда очень хотел в тюрьму, а на самоубийцу или камикадзе он непохож, либо, что соответствует правде, никогда не договаривался с Астратенок о передаче Нелидову денег, в том числе в виде взятки, поэтому спокойно вел с ней переговорный процесс об условиях аренды весной 2015 года, — отмечают защитники Андрея Нелидова.

Татьяна Астратенок — очень интересный персонаж. Во время многочасовых допросов в суде она умудрилась рассказать массу всего интересного о своей жизни, но ответа на вопрос, взятки она платила или арендные платежи, так и не дала. Отшутилась, что для нее это одно и то же. Правда, говоря о том времени, когда начала носить деньги напрямую Нелидову, предпринимательница обмолвилась, что ей казалось, будто передаваемые для ЛВК деньги Андрей Нелидов оставлял себе.

— То есть простыми словами Нелидов совершал мошенничество в отношении денежных средств Романова и его компании ООО «ЛВК «Петровский». Такая интерпретация событий тоже имеет право на жизнь, но опять же, при чем здесь взятка? — недоумевают адвокаты подсудимого. — Согласитесь, обмануть товарища, воспользовавшись его тяжелой жизненной ситуацией, некрасиво, противоправно, но эти действия не образуют состава преступления — получение взятки.

К слову, в мошенничестве Нелидова подозревали и люди из окружения Романова, которые были очень недовольны тем, что после ареста Ивана Николаевича Андрей Витальевич начал лично собирать субарендные платежи, предназначавшиеся арендатору. Впрочем, у Романова к Нелидову претензий нет. Иван Николаевич признался, что изначально и сам, мягко говоря, удивился, узнав, что его деньги все лето собирал бывший начальник, и не сильно был этому рад, но впоследствии Нелидов часть денег передал его родным и обещал при первой же просьбе отдать всю сумму.

Честно говоря, если речь все-таки идет о взятке, то абсолютным сумасшествием (а на сумасшедших, напомним, подсудимые непохожи) выглядит и то, как эта взятка предлагалась (Романов едва ли не всем предпринимателям на острове успел сообщить, что есть вариант платить по 8 миллионов за сезон), и то, как решалась ее судьба после ареста Романова (Нелидов собрал совещание, на котором договаривался с людьми Романова заслать гонца к нему в СИЗО, чтобы выяснить, кому же все-таки стоит собирать за него деньги), и визит Нелидова в правоохранительные органы с сообщением о том, что у него, кажется, собираются вымогать деньги в обмен за неразглашение данных о его противоправной деятельности.

Судебный процесс закончился, а вопросов меньше не стало.

— Общество должно понимать, что если сегодня вопреки положениям закона и по чье-то индивидуальной воле «колокол зазвонил» по этому человеку, то вам никто не гарантирует, что завтра «колокол не зазвонит» по вам, и при этом вас никто не услышит, как бы громко вы ни говорили о своей правоте, — отметил в прениях стороны защиты адвокат Дмитрий Ильин. — Цена такого подхода и возможной судебной ошибки очень высока — это судьба человека.

Напомним, что государственный обвинитель попросила суд посадить Андрея Нелидова на 9 лет, а Ивану Романову к уже имеющемуся сроку (он осужден на 20 лет за другое преступление) добавить еще 3 года. Кроме этого, по мнению прокурора, подсудимые должны быть оштрафованы, а экс-директор еще и лишен государственной награды.


Расскажите друзьям!



Все события