На фото участники конкурса «Мистер Мужество» Сергей Урняжев (слева) и Иван Мокин
Жизнь

«Ты офигел? Ты врач, давай спасай!» Как мужчины продолжают жить на инвалидных колясках в Карелии

22.02.2018 Ася Кошелева 3022 https://runaruna.ru/11665/

К конкурсам красоты и таланта относятся традиционно снисходительно. Даже не женское, а девичье это дело — выходить перед жюри и повышать свою самооценку победами. Мужчинам такие простые пути совсем не к лицу. Но что если выход на сцену для мужчины — самая настоящая победа, результат преодоления таких преград и невзгод, с которыми большинство из нас не сталкивались и, дай бог, не столкнутся за всю жизнь?

Благотворительный фонд имени Арины Тубис сделал логичное продолжение прошлогоднего конкурса красоты «Вдохновение» для девушек на инвалидных колясках и 25 февраля представит проект для людей с инвалидностью «Мистер Мужество». В нем примут участие семь мужчин, которые по разным причинам оказались в инвалидных креслах, но не опустили руки, а продолжили жить. Иногда эта жизнь становится еще более насыщенной, чем была, когда они могли ходить на своих ногах.

— Мы хотим дать толчок тем, кто только столкнулся с этой проблемой, — рассказывает Юлия Тубис. — Кто-то только что пересел в коляску и находится в отчаянии, не знает, как взять себя в руки. Пусть посмотрят на этих достойных людей и увидят, что с этим можно жить, выходить в общество, самореализовываться. Надеемся, что это мероприятие поможет достучаться до людей, которые находятся в трудной жизненной ситуации.

Юлия Тубис:

— Мы переживали, что не все мужчины отважатся участвовать в первенстве, потому что мужчины более закрыты от общества. Но буквально в первые дни, как мы разместили объявление о наборе участников, появились пять анкет, а затем еще две, и мы продолжаем принимать заявки.

Многие люди с ограниченными возможносятми заперты дома, не могут выйти из-за узких проемов или ступенек в подъезде. Не у всех есть знакомые, которые могут их привезти. Наш фонд готов помочь желающим принять участие в конкурсе и организовать необходимый транспорт.

«Руна» встретилась с тремя конкурсантами и попросила их рассказать о себе и о том, как они оказались в инвалидном кресле.

Станислав Романов (Петрозаводск)

Кавалер ордена Мужества, мастер спорта по стрельбе из лука. Входит в топ-100 лучших музыкантов по версии сайта Promodj.

I группа инвалидности: получил огнестрельное ранение в позвоночник.

Фото: Юлия Тубис

— До армии, можно сказать, я ничем не занимался. Только конькобежным спортом, хоккеем и самбо еще. Когда в армию ушел, попал в спецназ ВДВ — служил в Сокольниках, в Москве, а оттуда в 2000-м я попал в Чечню. Ну, и в Чечне получил ранение, — начинает рассказывать о себе Станислав.

Это большой, суровый, накачанный мужчина. Сидящая рядом с ним жена Юля сдает супруга и признается, что на самом деле он очень добрый, а когда узнал, что к ней приехал свататься новый ухажер, примчался домой и сделал предложение сразу с двумя кольцами. «Чтобы наверняка», — считает Юлия.

Юлия и Станислав — одноклассники, и когда через восемь лет он впервые после школы написал девушке, та не знала, а потом и не поверила, что молодой человек не может ходить.

— Я сам стеснялся. Даже из машины не выходил, — признается Станислав.

Все стеснения были напрасными, потому что Юлю коляска не смутила, и в 2013 году пара поженилась.

Сразу после школы в 17 лет Станислав пошел в армию. В 2000 году юношу отправили в Чечню снайпером. Орден Мужества он получил за то, что прикрывал от боевиков и остался из группы один. Фатальное ранение Станислав получил в другой раз.

— Это был Веденский район: мы зашли в город, вышли на боевиков. Они там бензопилами дрова пилили. Мы их уничтожили. По идее, должны были с квадрата уйти, но нам приказ пришел — идти дальше. Естественно, был бой: другие «духи» услышали, что мы движемся в их направлении, и организовали засаду. Был подрыв, затем второй подрыв с тыла. Третий подрыв — меня ранило. Мы быстро окопались и начали отбивать атаку.

Держались полтора суток, потом еще один подрыв был, и все… Из всей группы нас осталось в живых уже трое, а было 34 человека. К нам пришла подмога, фээсбэшники, они начали нас эвакуировать. Искали поляну для вертолета, чтобы нас куда-то погрузить: деревья пилили… А я уже сознание терял: у меня ранения в грудь, в живот… Так-то когда пуля попадает, ты ее не чувствуешь, потом уже понимаешь.

После эвакуации в госпитале началось распределение раненых, и Стаса отправили в «холодную комнату», место, где в темноте умирают безнадежные. За петрозаводчанина вступился комбат, и начались переезды из больницы в больницу.

— Мой комбат говорит: «Ты офигел? Ты врач! Давай спасай!». Меня подготовили к операции, и оказалось, что у меня пневмоторакс — легкое пробито. Прибежал врач, сказал, что операцию мне делать нельзя. Тогда меня отправили во Владикавказ. Во Владикавказе я пролежал, наверное, дня три: мне поставили аппарат, который выкачивал кровь из легкого, чтобы я мог дышать. Потом был Ростов, где меня на две недели кинули на голую кровать, где я ждал борта.

В Москву потом привезли — в Москве все в шоке! Как так, ни пули не вытащены, ничего, как будто только с поля боя человек.

Я попал в 32-й морской клинический госпиталь, где пролежал восемь месяцев. У меня была реабилитация в Москве, и в 2003-м я вернулся домой в Петрозаводск.

В Петрозаводске Станиславу дали квартиру на втором этаже, что для человека на инвалидном кресле означает только одно: сиди дома и не высовывайся. За время такого вынужденного затворничества Стас начал заниматься музыкой, хотя нотной грамоты он так и не знает. У него абсолютный слух, и повторить любую мелодию для него не проблема. Через два года Станислав снова уехал в Москву, чтобы учиться. В Московском государственном гуманитарно-экономическом университете была возможность для обучения людей с инвалидностью, и Стас выбрал направление прикладной математики, информатики.

В столице же Станислав начал заниматься стрельбой из лука. Увлечение переросло в серьезную спортивную карьеру, и с 2008 по 2013 год Станислав Романов пробудет членом сборной России по стрельбе: в 2009-м будет золото чемпионата России, серебро чемпионата мира, а в 2010-м Станислав выиграет Кубок мира и получит путевку на Паралимпиаду в Лондоне.

— Но Олимпиаде я выступил плохо — был простывшим, с температурой. Мне только бы квалификацию было отстрелять и все. Даже в финал не прошел. Но были, конечно, на меня надежды. Если бы я не заболел, то бронза бы точно была моей.

Фото: «Губерния Daily»

Сейчас Станислав возглавляет Федерацию стрельбы из лука в Карелии. Кроме того, у петрозаводчанина есть работа в музее-заповеднике «Кижи», где он расшифровывает записи с фольклорных экспедиций и по заказу делает сайты: «Не забываю, чему учился в институте».

В Кижах Станислав хочет реализовать еще один свой проект — создать маршрут для людей на колясках, чтобы они могли приехать в Петрозаводск и побывать на острове. Сейчас это практически невозможно. Человек с ограниченными возможностями не может попасть даже в метеор, который везет туристов от речного вокзала.

— Я как сотрудник один раз побывал в Кижах. Как меня заносили — это надо было видеть! В «Метеоре» большой бордюр, на который меня никто не смог поднять. Пока ехал, придумал сделать мостки съемные, хотя бы деревянные (их могли бы сделать даже в самом музее, в плотницком центре), чтобы можно было спокойно передвигаться. Людям-то здоровым какая разница, как заходить.

В Петрозаводске сейчас по проспекту Ленина в принципе уже можно проехать: нет таких высоких бордюров. До набережной доедешь, а по набережной уже спокойно передвигаешься. Больше мест для колясочников в городе нет. У нас и у магазинов доступность есть только у крупных, сетевых или в торговых центров. В остальных случаях либо дверь узкая, либо помещение в подвале.

Я думаю, что такое медленное развитие доступности связано с тем, что у нас не видят на улицах людей с ограниченными возможностями. А люди не могут даже из дома выйти, как я в самом начале, когда вернулся в Петрозаводск. Многие вопросы задают, зачем у нас так много парковок для инвалидов делают, но если все инвалиды выйдут из дома, то парковочных мест вообще не останется.

Посмотреть кино или прогуляться по парку? Прогуляться по парку! Кино можно и потом посмотреть.

Еда, которую ты лучше всего готовишь? Я сырники умею готовить. Суп могу любой приготовить, кроме солянки, конечно.

На кого в детстве хотел быть похожим? Не было такого. На самого себя, наверное…

Человеку с инвалидностью, нужно… жить, наслаждаться жизнью, гордиться, что живешь в этой стране.

Сергей Урняжев (пос. Мелиоративный)

Увлекается программированием, ведет свой YouTube-канал, посвященный реабилитации после серьезных травм.

I группа инвалидности: шейный перелом.

Фото: Юлия Тубис

История Сергея Урняжева — это тот самый случай, когда вышел из дома, а на голову упал кирпич. После школы Сергей не попал в армию, а пошел работать на лесопромышленное предприятие на станции Шуйская. Пришел уборщиком, а в итоге стал главным механиком. 18-летнего юношу интересовала работа слесарей и, помимо основной работы, он наблюдал за ними, а потом начал помогать, менять гидравлические шланги. Затем был пилоправом, заточником пил, а после окончания лесотехнического техникума получил должность главного механика.

В сентябре 2010 года вместе с женой и двумя детьми, с родными он поехал отдыхать в Египет. Путевка заканчивалась, и за день до отъезда компания пошла на пляж, на котором две недели до этого проводила время. Сергей был абсолютно трезв, гулял с детьми и даже не собирался купаться. Думал сделать этого уже в бассейне на территории отеля.

— Получилось так, что в 9 утра был прилив, а когда мне захотелось купаться, уровень воды изменился.

Я немножко не рассчитал то ли расстояние, то ли глубину… Наверное, дело случая. Я разбежался, сделал три шага по воде и то ли из-за кораллов, то ли из-за дискомфорта в ногах я нырнул… Руки ударились об воду, оттолкнулись от нее, а я головой воткнулся в песок, и шею завернуло. И все. Звон в ушах.

Открыв глаза, Сергей попытался встать, но не смог. До берега было метров пять, в проходящих мимо ногах по родинке он узнал жену. Она подняла голову Сергею, чтобы тот набрал воздуха в грудь. «Отца зови», — сказал он.

 — Меня вытащили на берег, положили на шезлонг. Ног я сразу не чувствовал, а фаланги пальцев уже были в кулаке — разжать я их не мог. На пляже был один хирург из Украины, он сразу предложил к нему в клинику, было много советов…

Операцию провели прямо в Хургаде. В Египте пришлось задержаться еще на восемь дней. Никаких записей о страховке Сергея в клинике не оказалось, впрочем, и сам шейный перелом был нестраховым случаем. Пришлось родным искать 150 тысяч рублей на операцию. Позже выяснилось, что с египетскими врачами Сергею, возможно, очень повезло.

— Когда меня привезли в Карелию и сделали снимки, наши врачи посмотрели и сказали, что операция сделана идеально, и у нас так бы не сделали. Это действительно так, потому что я разговаривал со своими друзьями, которые тоже на коляске в таком же положении, и они брали кредиты по 500 тысяч, родители чуть ли не продавали квартиры, чтобы сделать эту операцию в Москве.

Фото: Юлия Тубис

Как и многих «опорников», Сергея из республиканской больницы отправили в реабилитационный центр в Пряже. В нем все хорошо, кроме того, что он предназначен для восстановления людей после инсульта. Но Пряже Сергей все равно благодарен. Здесь впервые он сел на инвалидную коляску. После полутора месяцев лежания, вестибулярный аппарат отвыкает от вертикального положения, поэтому Сергей сразу потерял сознание.

— Есть такая Наталья Павловна из Пряжи, работник ЛФК, очень властная женщина. Она мне говорит: «Ну-ка! Чего расслабился? Встал и пошел». У меня слезы текут, какое встал-пошел? Она тогда говорит, мол, хотя бы на коляску с кровати пересаживайся. Я кое-как ноги с кровати спустил, перепрыгнул в коляску. Поехали в спортивный зал, а я ехать не могу — сознание теряю. Тогда она коляску приподнимает, чтобы я в горизонтальное положение вернулся, а потом опять везет. Я бледный, синий, а она меня — к шведской стенке и говорит: «Давай, вставай! Как хочешь, но поднимайся. Хоть зубами». А у меня 70 процентов тела не чувствует: от груди и до кончиков пальцев ног.

Я плакал, но как-то вставал. Всем было очень тяжело, но, слава богу, за восемь лет я стал самостоятельным. У меня появились тазовые функции, я и сам окреп в теле. На сегодняшний день я сам за собой могу ухаживать.

Сейчас Сергей Урняжев не только ухаживает за собой, но и полностью взял на себя домашние дела. Некоторое время назад он развелся с женой и начал снова жить с мамой, у которой диагностирована болезнь Паркинсона. Поэтому пылесос, швабра, плита и прочие хлопоты — все на нем.

На супругу за развод не в обиде. Говорит, что все понимаем и очень ей благодарен за то, что она потратила на него много сил.

— У нас был годовалый ребенок, когда меня привезли из Египта. Она еще кормила грудью, но вставала ночью и ко мне, помогала. Я ведь лежал как Буратино. Три года она полностью посвятила мне. Ей большая благодарность. Это жизнь, и неизвестно, как бы я поступил в обратной ситуации.

Какое-то время Сергей работал в школе помощником секретаря: печатал тексты, отправлял по электронной почте. А потом его перевели на должность программиста, и задания почему-то закончились, хотя зарплата продолжала приходить. С этой работы Сергей ушел.

Был у Сергея еще собственный сайт, где он делился упражнениями и методиками, как встать с коляски на ноги. Там же он выкладывал видеоролики. Сейчас их можно посмотреть на YouTube-канале Сергея и «Вконтакте», где ему нередко пишут люди, столкнувшиеся с такой же проблемой.

— Я скидывал информацию об упражнениях. Например, у меня руки после травмы плохие, я показывал разные захваты, приемы, что и по сколько раз я конкретно делаю. Это тоже такой спорт получается. Ведь в Карелии специализированных центров для опорников нет.

Я вам даже так скажу. Был случай, мне давали путевку в один наш санаторий. У них лицензия на предоставление услуг инвалидам-колясочникам есть, но условий там нет. Пандус, который ведет в водолечебницу, установлен под углом 45 градусов, и от пандуса есть еще 50 сантиметров, после чего стоит стеклянный церковный ларек. При этом сам пандус сделан из кафеля. Если по нему спускаться, то можно прямо в этот ларек заехать. Там везде ступеньки. Тренажерный зал на втором этаже, а лифта нет, пандуса тоже.

— Вам как-то объяснили, почему так?

— Я не стал спрашивать и разбираться, почему все это так. Сфотографировал, хотел отправить письмо в электронном виде в наш Минздрав, но не стал.

Каких-то конкретных планов на жизнь у Сергея сейчас нет. После развода он уже пробовал встречаться с девушкой: она была постарше его. Познакомились в Пряже, где она проходила реабилитацию после операции на позвоночник.

— Сейчас я в поиске. Мне только 36, жизнь продолжается! Все впереди!

Посмотреть кино или прогуляться по парку? Смотря с кем в кино и с кем в парк. Если с девушкой, то лучше по парку прогуляться.

Еда, которую ты лучше всего готовишь? Торт «Муравейник». Пока дети были маленькими, готовил им часто. Для девушки вот еще готовил один раз.

На кого в детстве ты хотел быть похожим? На кота Леопольда, потому что он добрый.

Человеку с инвалидностью в России нужна… доступная среда. Хоть о программе по телевизору трубили, что у нас с 2013 года все будет доступно, что-то я это не ощущаю.

Иван Мокин (Петрозаводск)

Чемпион Петрозаводска и Карелии по футболу.

I группа инвалидности: травма позвоночника.

Фото: Юлия Тубис

Ивану было 27 лет, когда он упал с седьмого этажа. Подробностей рассказывать не хочет. Говорит, что это была случайность, и спустя семь лет он даже мысленно не возвращается к этой ситуации. Иван окончил Физвос, играл в футбольной команде «Энергогарант», работал экспедитором у частного предпринимателя. До операции на позвоночник он лишь раз попадал в больницу — с аппендицитом.

— Первую операцию мне сделали сразу, как госпитализировали, вторую — через 14 дней. Затем отдыхал, вирус [Ивану занесли вирус в сердце, пришлось менять клапан — прим. ред.]. Потом у меня остеомиелит пошел — воспаление позвоночника — и пришлось ехать в Питер, так как у нас таких операций здесь не делают. Там уже пошаманили и меня спасли. Надеюсь, что спасли. Получается, всего я перенес пять операций.

Вспоминать о времени, проведенном в больнице, Ваня явно не хочет. Было тяжело, не обошлось и без депрессий, но поддерживали родители и друзья, оставшиеся верными и после травмы. Тогда, сразу после первой операции, говорили разное.

— После первой операции одни врачи говорили, что я никогда больше не пойду, другие сказали, что я пойду через две недели. Поэтому тут как прогноз погоды. Как я сам был настроен? Сложно сказать. Тогда не до таких мыслей было. Было очень сложно, потому что ты лежишь на спине и плюешь в потолок. Больше ты ничего не можешь делать. Я только через четыре месяца на бок повернулся, не говоря уже об остальном. Мыслей тогда было вагон и маленькая тележка.

Иван вместе с Сергеем Урняжевым. Фото: Юлия Тубис

В своей анкете для конкурса «Мистер мужество» Иван написал, что сейчас не вылезает из тренажерного зала. После пяти операция, по его же словам, он был очень слабым, но родные нашли 250 тысяч рублей, и Иван попал на две недели на реабилитацию в Москву к доктору Бубновскому. Там его буквально поставили на ноги, и сегодня вероятность того, что Ваня снова будет нормально ходить, достигает 80 процентов. Главное — упорно тренироваться.

— Когда в первый раз после травмы у меня чуть-чуть двинулась нога, это было подобно оргазму. Месяц после республиканской больницы я провел в реабилитационном центре в Пряже, и, если сравнивать это с московским центром по десятибалльной шкале, то это 2 к 10, хотя внешне там все красиво и чисто. Когда ты тяжелый, то да, в Пряжу есть смысл съездить. А так, лучше собрать денег и поехать куда-то в другое место. Грубо говоря, КПД от нахождения здесь сейчас нулевое. Это я по себе сужу, про других говорить не могу.

По словам Ивана, в Петрозаводске доступной среды нет нигде, кроме набережной. Ему повезло, что отец работает на стадионе и может возить его в тренажерный зал. Там он занимается пять-шесть дней в неделю, плюс обязательно ходит на ходунках по дому по три-четыре часа в день. Стопа пока слабая, поэтому пройти сам Иван может только 10 метров.

— Настрой важен. Были люди, которые изначально находились в положении лучше моего, но они себя бросали, и все. Два месяца ты ничего не делаешь, и ты — овощ. Сейчас я нигде не работаю, все силы вкладываю в реабилитацию. Особо не рвусь на службу, пока родители помогают.

Когда я сел на коляску, поменялось очень много вещей. То, что вам лень встать и чаю налить, это кажется банальностью, когда можешь ходить. Много таких мелочей… Кажется, что вы за люди такие! Мне мама первый раз помыла голову в больнице через три месяца, когда я сел в ванную, и это был оргазм. Когда я лег в ванную — это неописуемое ощущение, хотя, казалось бы, банальность.

В свободное время Иван смотрит телевизор, фильмы и читает книги. Наконец, прочитал «Войну и мир», познакомился с Пауло Коэльо. Последней прочитанной книгой стала «Повесть о настоящем человеке», рассказывающая о подвиге летчика Мересьева, который благодаря своему упорству смог снова управлять самолетом на протезах, вместо ног.

 — Самый главный урок, который я вынес из всей этой ситуации, то, что не надо сдаваться и опускать руки.

Посмотреть кино или прогуляться по парку? Прогуляться по парку. Больше всего люблю набережную, потому что на коляске можно гулять только там. Больше ты никуда не выберешься на коляске один. Доступной среды в Петрозаводске просто нет.

Еда, которую ты лучше всего готовишь? Жареная картошка.

На кого в детстве ты хотел быть похожим? На Роберто Баджо [итальянский футболист — прим. ред.]

Человеку с инвалидностью в России нужно… много денег. Тысяч 50 в месяц — это для скромной жизни.

Финал конкурса «Мистер мужество» пройдет в отеле PiterInn 25 Февраля в 15:00. Оргкомитет еще продолжает принимать заявки. Анкету участника можно найти в группе проекта.



Расскажите друзьям!



Все события