Фото: Виктор Давидюк
Жизнь

Мы ненавидим то пиндосов, то укров, но обожаем Старшего Брата. Чем современная Россия отличается от жуткой антиутопии Оруэлла. Новый блог Александра Фукса

06.02.2018 Александр Фукс 1532 https://runaruna.ru/10269/

Интересно, у нас в стране есть люди, которые бы считали, что мир, показанный в романе Оруэлла «1984», нормален? Я не могу поверить, что такие существуют. И при этом, если верить статистике, более 80% считают нормальным тот режим, при котором мы живем. Впрочем, может, и нет никаких 80%. Ведь мы живем в мире Оруэлла. А в нем есть то, чего нет. И нету того, что есть.

«Сегодня утром по всей Океании прокатилась неудержимая волна стихийных демонстраций. Трудящиеся покинули заводы и учреждения и со знаменами прошли по улицам, выражая благодарность Старшему Брату за новую счастливую жизнь под его мудрым руководством». Вот цитата из этого страшного романа. А у нас всего несколько дней назад по всей стране прокатились митинги в поддержку олимпийцев. Или в честь победы в Сталинградской битве. Это неважно. Главное, что они прокатились. Добровольные, стихийные, радостные. А перед этим митинги в честь возвращения оккупированного врагами полуострова и, конечно, множество митингов в поддержку Старшего Брата.

Кадр из фильма «1984» режиссера Майкла Рэдфорда

А двухминутки ненависти, так ярко описанные в романе! На экране появляется ненавистная рожа главного врага (по описанию страшно похожая на лицо Троцкого), а на его фоне «бесконечные евразийские колонны: шеренга за шеренгой кряжистые солдаты с невозмутимыми азиатскими физиономиями выплывали из глубины на поверхность и растворялись, уступая место точно таким же… Ненависть началась каких-нибудь тридцать секунд назад, а половина зрителей уже не могла сдержать яростных восклицаний». Телевизор как средство для производства ненависти. Лютой ненависти к врагам, которыми мы всегда окружены. Пиндосы, укры, турки, израильская военщина, финские оккупанты, немецко-фашистские захватчики, англо-саксы, монголо-татары, псы-рыцари, шведы, поляки, грузины, чеченцы, печенеги, басурмане — названия периодически меняются, но ненависть остается. И разогревается эта ненависть телеэкраном. Взрывы, стрельба, распятые мальчики, сбитые летчики, тревожный голос за кадром, орущие политики — и вот мы уже полны ненависти и любви. Ненависти ко всем и любви к Старшему Брату.

Или, может быть, у нас нет министерства правды, в задачу которого входит стирание нашей памяти и заполнение образовавшейся пустоты новыми данными? Был Троцкий — и не стало Троцкого. Был Берия — не стало Берии. Был Гайдар хорошим — стал плохим. Был царь плохим — стал хорошим. И всякий раз это называется исторической правдой. И всякий раз эту противоречащую самой себе правду нельзя искажать. Нельзя искажать текущую версию правды, которая, конечно, одна, но разная. А те, кто не с нами, те против нас. Те, по Оруэллу, мыслепреступники и подлежат распылению. Ну, а у нас они попросту русофобы и национал-предатели.

«Знаете, что дочурка выкинула в прошлое воскресенье? Она сманила еще двух девчонок, откололись от отряда и до вечера следили за одним человеком. Два часа шли за ним, и все лесом, — а в Амершеме сдали его патрулю… Дочурка догадалась, что он вражеский агент, на парашюте сброшенный или еще как. Туфли на нем чудные — никогда, говорит, не видела на человеке таких туфель». Это рассказ про бдительную семилетнюю девочку. Про девочку из антиутопии. А в Петрозаводске, помните, две бдительные студентки заметили, что с бывшим мэром города беседует в кафе человеком с акцентом и сообщили, куда следует. Тоже смышленые.

И при этом бедность и кризис. Но министерство изобилия рапортует об успехах. «По сравнению с прошлым годом стало больше еды, больше одежды, больше домов, больше мебели, больше кастрюль, больше топлива, больше кораблей, больше вертолетов, больше книг, больше новорожденных — всего больше, кроме болезней, преступлений и сумасшествия». И народ счастлив. Ему нечем бриться, нечем лечиться, он мерзнет и питается дрянью, но он обожает Старшего Брата. А у нас людей переселяют из аварийного жилья в недостроенное, оптимизируют школы и больницы, собирают всем миром деньги на лечение детей за границей, но люди через месяц пойдут и проголосуют за Старшего Брата, потому что он «поднял их с колен». Вернее, сказал, что поднял, но им этого довольно.

Кадр из фильма «1984» режиссера Майкла Рэдфорда

Мы живем в антиутопии Оруэлла. Мы жили в ней при советской власти, вышли ненадолго подышать и вернулись обратно. Нам так комфортнее. И при этом мир, описанный в книге, всем кажется жутким. Описанный в книге, он кажется жутким. Но в реальности он почему-то нам нравится. Впрочем, может быть, все совсем не так. Ведь в мире Оруэлла есть то, чего нет, и нету того, что есть.



Расскажите друзьям!



Все события