Жизнь

«Он ударил меня затылком об стену». Девушка обвиняет замначальника угрозыска Карелии в избиении

06.02.2018 Александр Фукс 1546 https://runaruna.ru/10238/

Петрозаводчанка Анастасия Литвинова утверждает, что ее избил полицейский — замначальника управления уголовного розыска МВД Карелии Андрей Балакшин. В истории, которую она рассказывает, скверно всё — такая типичная российская история взаимоотношений маленького человека и большой системы.

Лицом о перила

Все началось в конце ноября 2016 года. 23-летняя Анастасия работала в компании «Энергоконтроль», и в ее обязанности входила проверка состояния индивидуальных электросчетчиков. В тот день она работала со стажером Дмитрием Хромченко. У одного из домов по Сегежской улице они решили разойтись по разным подъездам. Вскоре Дмитрий позвонил и сказал, что ему нужна помощь. Один из жильцов попросил Дмитрия показать служебное удостоверение, но у стажера удостоверения не было, и тогда жилец забрал у него папку с документами и закрыл перед ним дверь.

Анастасия Литвинова. Фото: Руна

У Литвиновой, естественно, удостоверение было. Она предъявила его жильцу, тот в ответ показал ей свое — удостоверение сотрудника МВД.

— Он поднес корочку близко к моему лицу и сразу убрал, — вспоминает Анастасия, — так, что я не успела ничего толком разглядеть. Потом потребовал дать ему мое удостоверение, чтобы он переписал себе данные. А потом велел нам убираться из его подъезда.

Но работники «Энергоконтроля» еще не доделали свою работу. Литвинова стала возражать полицейскому. И, видимо, в этом и заключалась ее ошибка. По ее словам, Балакшин вдруг рассердился и толкнул ее в грудь.

— От неожиданности я чуть не упала с лестницы, — рассказывает Настя. — Испугалась, повернулась к нему спиной, и тут он толкнул меня в спину.

От этого толчка девушка ударилась лицом о перила, а полицейский схватил Дмитрия за шиворот и поволок вниз.

Литвинова позвонила своей начальнице, и та посоветовала ей вызвать полицию. Настя принялась набирать 02. Она ждала ответа и спускалась вниз. И уже на первом этаже вновь столкнулась с Балакшиным. Тот как раз выпроводил на улицу стажера и вернулся в подъезд.

— Он приказал мне покинуть его территорию, — говорит Анастасия. — Но со мной так никто никогда не разговаривал. Это было обидно и унизительно. Я не понимала, за что он со мной так. И я стала отвечать, что никуда не пойду, что подъезд — это место общего пользования. Тогда он схватил меня за куртку и дернул на себя.

Потом оттолкнул. Куртка порвалась, а сама Настя ударилась затылком об стену. Он тряхнул ее так несколько раз. После чего Балакшин схватил девушку за руку выше локтя и выпроводил на улицу.

Десять тысяч вольт

Настя все-таки дозвонилась до полиции. Те обещали приехать, но так и не приехали. Почему-то передумали. Предложили прийти самим и написать заявление. Дальше травмпункт, судмедэкспертиза, участковый, снова судмедэкспертиза, поликлиника, обращение в БСМП. Врачи диагностировали у Насти сотрясение мозга, ушибы на руках и шее — в общем, легкий вред здоровью.

Фото: clients.mrsksevzap.ru

На первый взгляд, ничего страшного. Да, было головокружение, болела голова. Не исключено, что сотни людей не стали бы переживать из-за такого пустяка. Ну, накричал какой-то дядька, ну, толкнул. Не пытал же. Ногами не топтал, не истязал, не душил, не насиловал. Он сам, наверное, даже не заметил, что сделал что-то не так. Люди, с которыми ему приходится работать, подобный тип общения, наверное, вообще воспринимают как норму. Но в том-то и дело, что люди разные. А Настя в своем роде и вовсе человек уникальный. Десять лет назад она фактически побывала на том свете.

В 2008 году четырнадцатилетняя Настя нечаянно наткнулась на провод, свисавший с линии высоковольтных передач. Кто-то не уследил, провод провис, ребенок задел его подбородком, и по ней прошло 10 тысяч вольт. Шансов на то, что девочка выживет, почти не было. Но она выжила. Восемь лет нормальной жизни, рождение ребенка, работа. И теперь вот напоролось на полицейского — на замначальника угрозыска.

Насте пришлось уволиться с работы. Говорит, что после того случая не могла больше заходить в чужие подъезды. Начиналась паника. Она хотела восстановить хоть какую-то справедливость. Но это-то оказалось самым сложным и самым унизительным во всей этой истории.

Достоверно не установлено

Желание найти справедливость натыкалось на непробиваемость и равнодушие системы. В Следственном комитете возбуждать дело о превышении Балакшиным должностных полномочий отказались на том основании, что в момент происшествия у полицейского был обеденный перерыв, и он в этот момент вроде как не был полицейским. Вернее, удостоверение у Хромченко он потребовал как полицейский, папку испросил как полицейский, а из подъезда молодых людей он выгонял уже как обычный жилец и женщину толкал не как замначальника управления уголовного розыска, а просто как мужчина. На бытовой, так сказать, почве.

В Следкоме заявили, что у них нет сведений о том, что Балакшин — полицейский и был при исполнении

В мировом суде судья Дмитриева пять раз отклоняла заявления с просьбой рассмотреть дело о причинении легкого вреда здоровью. В первый раз заявление не было принято в связи с тем, что Литвинова не указала домашний адрес Балакшина. Указана фамилия, имя, отчество, место работы и должность, а адрес не указан. И значит, как явствует в отказе, «личность Балакшина А. Ю. достоверно не установлена».

Второй раз Литвиновой отказали в связи с тем, что она не указала характер и локализацию нанесенных ей травм. То есть она написала, что мужчина толкнул ее в спину, в результате чего она ударилась лицом о перила, повредив лоб и нос и оцарапала руку, но не указала, «чем именно мужчина ее толкнул, каким образом, в какую часть спины, каким образом были повреждены лоб и нос, какая рука (левая или правая) и какая ее часть (кисть, предплечье, плечо и т. д.) была оцарапана». А еще она написала, что Балакшин тряс ее, «нанеся удары спиной и головой о стену», но не уточнила, «каким образом стал бить, на какую область спины и головы приходились удары». В третий раз Насте отказали потому, что она не указала причину, по которой она была избита. «Например, из личных неприязненных отношений, ревности, мести, хулиганских побуждений». И так еще дважды.

Петрозаводский городской суд. Фото: Сергей Мятухин

— В январе 2018 года секретарь мирового суда сказала, что мы не приложили к заявлению актов медицинской экспертизы, — говорит мама Насти Светлана. — Но мы же их приложили. Я попросила дело. Показала приложенные акты секретарю. А та ответила, что она всего лишь секретарь. Я попросила позвать судью, но из судебной комнаты кто-то крикнул, что судьи нет. Хотя я ее только что там видела. И еще мне сказали, что с судьей можно говорить только в суде. Но до суда же они нас не допускают.

Кроме того, Настю приглашали в отдел внутренней безопасности. К тем полицейским, которые должны расследовать преступления своих товарищей по оружию. По словам Литвиновой, за время их разговора офицер несколько раз предупреждал, что, если она не сможет доказать вину Балакшина, ее саму привлекут за клевету и посадят на два года.

— Дочь пришла совершенно обескураженная, — говорит мама Насти. — Полицейский же такими намеками запугивал ее и явно давал ей понять, чтобы она оставила в покое его коллегу.

Фантастическая забывчивость

Но самое невероятное произошло в городском суде Петрозаводска. Там иск о взыскании с Балакшина морального и материального вреда был принят к рассмотрению. Больше того, судья Чеглакова даже признала полицейского виновным и приняла решение взыскать с него 40 тысяч рублей. Но…

НО ПОЧЕМУ-ТО ЗАБЫЛА ПОСТАВИТЬ ПОД СВОИМ РЕШЕНИЕМ ПОДПИСЬ!

А без подписи и ее решение, и сам суд считаются недействительными. Все дни заседаний, показания свидетелей, работа секретаря — все перечеркивается. Причем на всех копиях (и у истца, и у прокурора, и ответчика) подписи судьи стоят. А в самом главном документе, в том, который подшит к делу, подписи нет. После завершения суда первой инстанции Балакшин подал апелляцию в Верховный суд Карелии, и там обнаружился этот немыслимый конфуз. Может, был шанс вызвать рассеянную судью с тем, чтобы она исправила свою оплошность? Но нет. Чеглакова после того суда ушла в отставку. Таким образом, дело вернулось в городской суд, и все началось по новой.

Копия решения с подписью судьи. Однако в деле на оригинале подписи не оказалось

Балакшин затребовал еще раз, более чем через год после события, провести судмедэкспертизу с новым составом врачей. А основной свидетель Дмитрий Хромченко не является в суд. Адвокат Литвиновой допускает, что Дмитрий может быть запуган. Ведь на кону стоит карьера полицейского. И не рядового полицейского, а полицейского, дослужившегося до серьезных чинов. Ведь если Балакшина все-таки признают виновным, если суд окончательно решит, что замначальника уголовного розыска поднимал руку на женщину, то, скорее всего, на его дальнейшей работе в органах будет поставлен крест.

Не за шиворот, а под руку

Естественно, мы попытались узнать версию произошедшего у самого Андрея Балакшина. Но Андрей Юрьевич отказался разговаривать с прессой, пояснив, что до того, как решение суда вступит в законную силу, ничего говорить не будет. Объективности ради мы приводим трактовку ситуации, которую Балакшин высказывал на первом суде, и то, как объяснял происшедшее следователям.

По его словам, папку с документами стажер Хромченко передал ему добровольно, и из подъезда он провожал стажера не за шиворот, а под руку. Так же под руку он проводил и Анастасию, которую, естественно, на перила не толкал и об стену не бил. Проводил же он их из подъезда в связи с тем, что в последнее время по квартирам стало ходить много жуликов, которые навязывают людям услуги по замене электросчетчиков по завышенной цене. Пенсионеры подъезда неоднократно обращались к нему за помощью как к полицейскому, и он считал своим долгом оградить пенсионеров от мошенников.

Андрей Балакшин со своим адвокатом

Да, в полученной от Хромченко папке Балакшин нашел номер телефона фирмы «Энергоконтроль» и позвонил туда, чтобы проверить, действительно ли их фирма посылала в его дом своих сотрудников. В «Электроконтроле» этот факт подтвердили, так что Балакшин знал, что молодые люди не мошенники. Но полицейский все равно счел своим долгом вежливо проводить ребят на улицу. Может быть, напрасно он это сделал. Но ведь это же не преступление.

P. S. И еще в разговоре с нашим корреспондентом заместитель начальника уголовного розыска, заслуженный работник правоохранительных органов Андрей Юрьевич Балакшин заметил, что одно карельское издание уже публиковало материал на эту тему, указав его фамилию и должность, и это опорочило его честь, достоинство и деловую репутацию. Поэтому он обязательно (в рамках закона, конечно) накажет это издание. И любое другое, которое позволит себе назвать его имя.

Мы понимаем опасения Андрея Юрьевича и далеки от того, чтобы без решения суда называть его преступником. Мы лишь рассказываем историю и излагаем позиции обеих участвующих в ней сторон. И еще мы не указываем точный адрес Балакшина, а следовательно, его личность (если следовать логике суда) «не установлена достоверно» (может быть, речь идет вовсе не о нем). Ну и, наконец, Литвинова обратилась в СМИ не сама по себе, а по совету одного человека.

Фото: petrovka38.ru

— Понимаете, я же не просто так обратилась в прессу, — говорит мама Анастасии Литвиновой. — Дело в том, что, доведенная до отчаянья, я решила обратиться к главе нашей республики Артуру Парфенчикову. Я обратилась в приемную, но мне ответили, что судебные вопросы не входят в его компетенцию. И тогда я встретила его на кладбище в Песках — на открытии памятника погибшим узникам концлагерей. Я рассказала ему историю моей дочери, и он посоветовал обратиться к министру МВД и привлечь общественность. Министр мне сказал, что я пришла не по адресу. Вот я обратилась в прессу. По совету нашего губернатора.

То есть, получается, что СМИ взялись за эту тему с негласного благословения главы Карелии — юриста, в прошлом прокурора Петрозаводска и главного судебного пристава страны. По его мнению, привлечение общественности к этой истории нужно. Хотя замначальника уголовного розыска имеет право на свое мнение.


Расскажите друзьям!



Все события