коллаж "Руна"
Жизнь

А «Кисель» -то голый. О том, как Юрий Дудь раздел Дмитрия Киселева

12.02.2019 Александр Фукс 17708 https://runaruna.ru/26219/

Интервью Киселева Дудю состоялось неделю назад и оказалось страсть каким резонансным. Многим показалось, что Дудь плохо подготовился и проиграл своему гостю. Невзоров в свойственной ему хлесткой манере и вовсе сообщил, что «этот пухлый парень» снял с Дудя скальп и теперь «сушит его на шесте у офиса РТР». А мне, доложу я вам, интервью понравилось. Все, что нужно было, Дудь с Киселевым сделал. Раздел и выставил перед народом голым. Во всей его чванливой неприглядности.

Думаю, большинство из вас знает, что Киселев — это тот самый оральных дел мастер, который пригрозил миру радиоактивным пеплом и призвал сжигать сердца геев. Это простой российский тележурналист, живущий в квартире за 160 миллионов рублей и имеющий домик в Коктебеле. Он один из главных отечественных пропагандистов, формирующий наши взгляды на жизнь. В общем, для начала Дудь расспросил его про Венесуэлу.

Мол, в вашей программе рассказывалось о том, что плохие парни устраивают в Венесуэле переворот. Что свергаемый президент был хороший и разносил продовольственные пакеты беднякам, а американские сволочи уже ввели в этой свободной стране цензуру.

— О, да, — сказал Киселев. — А еще западный мир не рассказывает о проправительственных митингах в Венесуэле. А это «искажает пропорции происходящего».

И мы как-то сразу чувствуем профессионала. Настоящего объективного журналиста. «Пропорции происходящего»! Их нельзя искажать! Информация должна быть полной и объективной. Молодец.

— Но почему тогда в вашей передаче ничего не было сказано о том, что в Венесуэле минимальная зарплата 11 долларов месяц? — мило уточнил Дудь. — А еще вы не рассказали о том, что за самое последнее время из страны из-за голода уехало 3 миллиона человек. А это десятая часть населения. Венесуэла — крупнейшая нефтяная держава, а в ней голодают люди. Вы сочли это несущественным?

— Ну да, — сказал Киселев, — для государственного переворота это незначительно. Нельзя же привести все факты. Информация — это всегда ее отбор.

И как-то сразу — раз, и оказался голым. Только что он ругал других за «искажение пропорций происходящего». Впрочем, затем разговор зашел о Курилах. Репортаж о росте рыбной промышленности, о развитой инфраструктуре, о бесплатном концерте оперного певца и еще о том, что на Курильские острова переехало жить целых 74 человека.

— О, да, — сказал Киселев, — это был хороший репортаж.

— Но почему вы не рассказываете, сколько людей оттуда уехало? — наивно хлопнул глазами Дудь. — А еще вам известен поселок Горный? Там из 30 домов половина в руинах, по два месяца в году люди отрезаны от дорог, а в школах один учитель преподает все науки. Или для вас это тоже незначительные факты?

— Ну почему, мы рассказываем, что есть трудности. И наше государство перечислило Курилам 11 миллиардов рублей.

Блямс, появилась бегущая строка на экране. Это в 100 раз меньше, чем мы перечислили Венесуэле. И «пухлый парень» опять оказался голым. Причем он ведь даже не понимал, что он голый и пухлый. Он продолжал держаться важно и величаво. Прям, как тот король у Андерсона.

Дудь поинтересовался у дяденьки, от чего же он ничего не рассказывает в своих передачах о росте цен в России.

— Так это же не драматично, — ответил пухлый. — Цены растут не драматично.

И, в общем-то, мы его понимаем. Потому что для человека, живущего в квартире за 160 «лимонов», это действительно не драматично. Ну чего про это рассказывать? Что-то дорожает, что-то дешевеет…

— А что именно дешевеет? — мгновенно отреагировал Дудь.

«И точно, что же дешевеет?» — спохватился народ в надежде узнать, за какими фрикадельками бежать в гастроном.

— Я не экономист, — ответил на это голый дяденька, — я филолог.

— Да и верно. Зачем ему это знать.

— А почему ваша жена назвала пенсию государственным иждивенчеством? — спросил Дудь.

— А вот и нет, — уже прямо соврал нудист-пропагандист, — не было этого. Она не пенсию назвала иждивенчеством. А другое…

— Какое другое?

— Ну, другое. Когда люди теряют работу и не переезжают туда, где работа есть, надеясь, что государство им должно. А вы плохо готовитесь к интервью, я был о вас лучшего мнения, вы упали в моих глазах.

Блямс, снова звякнула строка на экране, и там появилась дословная цитата из статьи жены Киселева. И там, таки да, барыня назвала иждивенчеством именно пенсию.

— А вы вышли на пенсию? — спросил Дудь.

— Ой, я даже забыл, — с высот своих зарплат улыбнулся наш герой. — Только в 62 года оформил.

— И какая у вас пенсия?

— А ты член покажи, тогда скажу.

И тут стало совсем весело. 64-летний мужик, взрослый, блин, человек, типа филолог, не может придумать ничего лучше, чем заговорить про член. Гранд-кокет эдакий. Говорить о деньгах ему неприлично, ибо джентльмены о деньгах не говорят. А о членах говорят. Так прямо сидят джентльмены и целыми днями просят друг друга показать член. Впрочем, сам Киселев к этому времени уже все равно был голый. Может, хотел просто хоть как-то уравнять шансы?

А еще этот сжигатель гейских сердец объяснил, почему наши мужчины в среднем живут 67 лет. Это потому что пьют, не пристегивают ремешок в машине и не соблюдают технику безопасности. Не потому что условия жизни почти первобытные, не потому что медицина отстает, не из-за плохой диагностики. Ремешком не пристегиваются, вот и помирают. Красавчег.

Ну и ближе к концу сей прекрасной беседы Дудь напомнил этому чудаку о журналистке «Эха Москвы» Татьяне Фельгенгауэр. Девушку ранили в шею, ей сделали операцию, ввели в состояние искусственной комы и подключили к искусственной вентиляции легких. Киселев в свое время это ранение назвал «порезом кожи на шее».

— А если бы так же ранили вашу жену, как бы вы отнеслись к человеку, который так охарактеризовал ее ранение?

— Моя жена особый человек, я никого не хочу с ней сравнивать, — это все, что смог ответить Киселев на поставленный вопрос.

Ни раскаяния, ни извинений, ни рефлексии.

А вообще, у него, оказывается, было 7 жен. Первые четыре уложились до 23 лет. Каждый раз этот милый мужчина полагал, что эта любовь всей его жизни. Предыдущий опыт ничему его не учил. И я подумал, что это же ключ. Он искренний. Просто абсолютно не умеющий анализировать и обобщать. Если пришло чувство, то навсегда. Если Путин, то лучший правитель за много веков наряду с Петром и Екатериной. Да, Порошенко был его другом, но изменился и другом быть перестал. А Путин никогда не изменится. И никогда он перестанет любить его. Он верит в это, как верил в свою вечную любовь к каждой из семи жен.

Ну и блестящее завершение всего шоу.

Дудь: А сейчас блиц. Деньги или честь?

Киселев: Честь.

Очень короткая пауза.

Дудь: Конкурс.


Расскажите друзьям!